ПОИСК
Події

Бедный сирота мечтал служить во французком легионе, чтобы купить себе дом в полтаве. А стал наемником чеченцев?

0:00 26 квітня 2000

«ФАКТЫ» уже сообщали о задержании В Чечне сотрудниками ФСБ уроженца Полтавы Михаила Сороченко (15 апреля с. г. ). И хотя официального подтверждения либо опровержения этой информации пока нет, наше собственное расследование позволяет с большой долей вероятности утверждать, что Михаил Сороченко действительно является тем, за кого себя выдает. Правда, гражданином Украины его вряд ли можно назвать -- паспорт нового образца он так и не получил. В старом же штампа о гражданстве Украины у него тоже не было.

«Хвастоватый такой был… »

Анна Федоровна, вахтер общежития по улице Степного Фронта, 29, в котором Сороченко жил вплоть до ареста 1995 года:

-- Миша был светловолосый, с большими залысинами, круглолицый. Почему я его запомнила? А как тут не запомнишь, если он всегда выделялся манерой одеваться среди прочих жильцов. То брюки какие-то пестрые наденет, то халат полосатый, то повязку на голову нацепит… Хвастоватый был. Нравилось ему, когда на него внимание обращали. Не пил, правда, не дебоширил. И нелюдимый какой-то был, замкнутый.

Вахтер не видела телесюжета о задержании Михаила Федеральной службой безопасности России, но утверждает, что многие бывшие жильцы общежития узнали его.

РЕКЛАМА

«Баран!» -- только и сказал на это единственный более-менее близкий Мише человек -- Николай.

Искать Николая мне пришлось несколько дней -- и через адресное бюро, и через знакомых -- потом долго упрашивать рассказать хоть что-нибудь о бывшем друге. Но молодой человек не желал «засвечиваться», чтоб не стать объектом пристального внимания к себе компетентных органов. В конце концов мы договорились, что я не буду называть его фамилии и настоящего имени. Таким образом из его рассказа я узнала следующее. Миша -- сирота. Родился в 1971 году в Тюменской области, Николай даже запомнил почему-то название станции -- Улу-Юл. Как он оказался в Ковалевской школе-интернате под Полтавой, -- тайна, покрытая мраком. В девятилетнем возрасте его перевели в Полтавскую школу-интернат для сирот и детей, оставшихся без родительской опеки. Там ребята и подружились. Николай говорит, что в Мише его подкупало обостренное чувство справедливости. И еще -- стремление к высоким идеалам. К тому же у Мишки всегда можно было списать домашее задание или контрольную, одно время он даже отличником был.

РЕКЛАМА

После восьмого класса Сороченко учился в СПТУ N1 на каменщика-монтажника ЖБК, мечтал поступить в инженерно-строительный институт, но провалился на вступительных экзаменах.

От неурядиц, связанных с отсутствием собственного жилья и безденежья, спасла армия. Михаил служил в где-то в Прибалтике. За хорошую службу был поощрен краткосрочным отпуском. Но служба закончилась, и где-то нужно было пристраиваться, начинать самостоятельную жизнь. Миша хотел жить с шиком, но шик не получался. Он мечтал о собственном доме или о трехкомнатной квартире, а пришлось возвращаться на койко-место в общежитии. Он мечтал об отце, даже мог сочинить красивый рассказ о том, какой у него заботливый папа, однако предпринимаемые им поиски родителей заканчивались ничем. И в конце концов Миша попал в тюрьму.

РЕКЛАМА

«Старший лейтенант Службы безопасности» занимался разбоем

Октябрьским районным судом города Полтавы Михаил Сороченко в мае 1996 года был признан виновным по ст. 142 ч. 2 (групповой разбой по предварительному сговору) и по ст. 191 (самовольное присвоение власти или звания должностного лица, сопряженное с совершением общественно опасных деяний) УК Украины.

Как следует из материалов дела, в октябре 1994 года Михаил Сороченко был принят на работу в отдел охраны федерации таэквондо (один из видов восточных единоборств). Миша гордо демонстрировал своим друзьям красные корочки с надписью «Служба безпеки». На некоторых это действовало просто ошеломляюще.

Зная об этом удостоверении, приятель Сороченко Александр Кривенко и его несовершеннолетний друг Костя Козорез предложили ему «заработать». Знакомый Кости по колледжу Ваня Барыло просил у Саши в долг 320 долларов. Такой суммы у Саши не было, но 300 долларов одолжил брат Кости, а недостающие 20 Саша взял у своих родителей. Как только нужная Ивану сумма была готова, друзья, прихватив Сороченко, отправились для передачи денег к обменному пункту в ЦУМ. Издалека ребята указали Михаилу, кого нужно «кинуть». Их замысел был прост: Сороченко предъявит свое удостоверение, заберет у Ивана деньги, которые Саша с Костей ему одолжат, а потом будут требовать возврата долга.

-- Молодой человек, вам придется пройти со мной в отделение милиции, -- обратился Сороченко к парню, поджидавшему открытия обменника, и предъявил удостоверение.

Помните те времена, когда возле обменных пунктов толпами ходили желающие купить и продать валюту? Тогда за всеми, кто не имел лицензии на проведение валютных операций, усиленно охотились правоохранительные органы. Впрочем, до сих пор в Криминальном кодексе существует статья за нарушение правил валютных операций.

Иван, увидев удостоверение с пугающей надписью, решил не испытывать судьбу и покорно согласился пройти в РОВД. В планы Сороченко, естественно, это не входило. К тому времени (а дело происходило 28 января 1995 года) Михаил уже три недели был безработным -- ему предложили уволиться с работы в связи с нарушением инструкций по договору, кроме того, его подозревали в кражах продуктов из кафе, которое охраняла фирма. Удостоверение, однако, бывший охранник не сдал, соврав, что оно потеряно.

Отойдя немного от людного места, Михаил предложил Ивану:

-- Я не выписываю тебе штраф, но это стоит три миллиона карбованцев (тут и дальше цены будут названы в украинских карбованцах. -- Авт. ).

-- Но при мне нет такой суммы, -- сказал неправду Иван.

Незнакомец с удостоверением почему-то поверил этим словам. Тем не менее в его голове тут же созрел новый план:

-- Тогда встретимся через два дня возле ЦУМа. И не вздумай не прийти или появиться без денег.

Через два дня Сороченко действительно выбьет из парня деньги -- 320 долларов и 16 миллионов карбованцев. Он схитрит и заведет Ивана в общественный туалет кинотеатра «Колос» -- якобы для того, чтобы тот письменно подтвердил количество имеющихся у него наличных денег. Отказ жертвы сделать это вызовет ярость у Михаила, и он покажет, на что способен «старший лейтенант Службы безопасности». После нескольких сильных ударов кулаком в лицо и удара ногой в живот Иван «добровольно» расстанется с карбованцами. Доллары Сороченко вытащит из его куртки сам -- после очередной серии ударов парню уже будет не до них.

За «работу» Миша должен быть получить 10 процентов от суммы. Но заказчики Ивана отсчитали ему всего 2 миллиона, что было почти на 3,5 миллиона меньше обещанного. В результате, после заявления в милицию матери потерпевшего, организаторы преступления получили сроки с отсрочкой исполнения, а Михаил -- 5 лет лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Все его конфискованное имущество составляло злополучное удостоверение и 200 тысяч карбованцев.

Когда дядя захотел выбросить кошку с балкона, его выставили на улицу

-- Выпустили на свободу Мишу по амнистии через год, и он как-то зашел ко мне, -- продолжает свой рассказ Николай. -- Из общежития его выписали, жить было негде, и мы с женой решили потесниться и принять на некоторое время его к себе. Миша раскаивался и клялся, что больше никогда ничего подобного с ним не случится. Он был идеалистом. Стремился все время к чему-то нереальному, меня постоянно поучал, что я не так живу, не с теми дружу. Я смотрел на это спокойно, а вот Тамару, мою жену, его нравоучения раздражали. До поры до времени она терпела то, что Миша в наше отсутствие переворачивает в квартире все вверх дном в поисках подходящей для него моей одежды, не участвует в ведении домашнего хозяйства, не спешит трудоустраиваться… Но однажды, когда она застала нашего ребенка в слезах, ее терпению пришел конец.

-- Мама, дядя Миша собирался сбросить с балкона нашу Нюсю, -- плакала дочка, прижимая к себе котенка. -- Он хотел посмотреть, что с ней будет.

Жена Николая выставила постояльца за дверь. Вплоть до осени прошлого года он не давал о себе знать. Ходили слухи, что Сороченко опять сел за какие-то темные дела в Киеве. А то вдруг объявился и завел разговор о прописке. Хочу, мол, вернуться в Полтаву, честно работать. Семья Николая, увы, уже не верила Михаилу. Они ему и раньше через слово верили. Тем более, при нынешнем финансовом кризисе никто не желал платить лишние деньги за прописку друга детства. Впрочем, отказ, по словам Коли, особо его и не огорчил.

-- Собираюсь повоевать во Французском легионе, -- сообщил он немного погодя. -- Приглашу вас весной на новоселье в собственный дом.

Половина весны позади. Миша Сороченко объявился в Чечне. Судя по повороту его судьбы, в Полтаве наемнику погостить придется нескоро.

Выпускники школ-интернатов -- хорошие солдаты, Но не всегда находят себя в жизни

По просочившейся из СБУ Украины в Полтавской области информации, ФСБ не передавала сюда никаких сведений о Михаиле Сороченко, поэтому установлением его личности пока никто не спешит заниматься. По крайней мере, так говорят. Однако в управлении допускают, что он вполне мог оказаться на территории Чечни.

-- Сироты во взрослой жизни всегда стремятся выделиться, -- говорит заместитель директора по воспитательной работе СПТУ N1 Нина Богдан. -- Им надоедает однообразие в одежде, обстановке, окружении. А Миша, как мне помнится, старался выделиться всегда. Он был способным мальчиком и в учебе, и в спорте, и, видимо, считал себя выше всех остальных. Может, поэтому и держался обособленно. У него была чрезмерно завышена самооценка. Еще в училище мы замечали в нем жестокость, жажду извлечь выгоду из ситуации. В данном случае, думаю, им двигало только желание разбогатеть на чужой войне. Но убивать людей ради денег…

-- Наши выпускники всегда были хорошими солдатами, -- подводит итог беседе заместитель директора школы-интерната Александр Доля. -- Армия -- это дисциплина, а к дисциплине наши ребята привычные. Многие без нее, а тем паче без надлежащей поддержки государства, друзей, теряются в нормальном обществе. Миша Сороченко тоже вот не нашел себя в нем… Это наша общая боль и вина.

К сожалению, у меня не получилось встретиться с братом Михаила, Владимиром, который живет в Полтаве. Напуганный, он всякий раз уходил от встречи со мной. Зато я разговаривала с его женой. Братья совершенно разные не только внешне, но и по характеру. Как сказала жена старшего, Володя часто сомневается, на самом ли деле Миша его брат. Отношения между ними всю жизнь были более чем прохладные. И когда Владимиру позвонили знакомые и предложили приехать посмотреть вечерний выпуск новостей российского канала по кабельному телевидению и узнать в наемнике брата, он ехать отказался.

Р. S. Просмотревшие сюжет о Михаиле Сороченко по российскому телевидению говорят, что задержанный наемник держался перед камерой немного вызывающе и с ухмылкой, как бы был рад тому, что на него обращено внимание средств массовой информации. Это в манере Сороченко. Впрочем, как и «жажда извлечь выгоду из ситуации», то есть, его соглашение сотрудничать с российской прокуратурой.

Правда, его черная борода некоторых смутила, сам-то он русоволосый. Но подобное сочетание -- не такая уж редкость. В Полтаве Михаила Сороченко видели всегда чисто выбритым.


«Facty i kommentarii «. 26 апреля 2000. Право

540

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів