ПОИСК
Події

Известный телепродюсер лаврентий малазония: «почему николай мельниченко, зная, что журналисту грозит реальная опасность, не предупредил его об этом?.. »

0:00 19 грудня 2000
Інф. «ФАКТІВ»

В субботнем номере «ФАКТЫ» изложили версию петербургских журналистов, которые связали исчезновение Георгия Гонгадзе с именами его коллег Лаврентия Малазония и Алены Притулы. Корреспондент «ФАКТОВ» встретился с одним из фигурантов дела Гонгадзе по версии Агентства журналистских расследований (АЖУР) в Петербурге. До начала интервью Лаврентий Малазония отказался комментировать выводы представителей российских СМИ.

Встретились мы около пивной бочки бара «Пильснер» на Пушкинской, где часто любил бывать Георгий. И расположились как раз рядом со столиком, за которым пропавший руководитель проекта интернет-газеты «Украинская правда» нередко отдыхал с приятелями и болел за киевское «Динамо».

«Отрабатывая различные версии, Георгия не назвали разве что только наркоманом или пьяницей»

Итак, говорит Лаврентий Малазония:

-- Меня познакомили с Гией четыре года назад, еще до рождения его девочек-двойняшек. Мы просто общались, говорили, обменивались мнениями… Я знал, что Георгий работал на СТБ, он слышал, что я занимаюсь продюсированием, а встретились мы в парламенте. Но у нас были чисто человеческие отношения, профессионально мы не были объединены. И «Украинская правда» меня не связывала с Георгием никоим образом. Были, правда, мысли сотрудничать, когда мне предлагали стать генеральным продюсером телекомпании «ТЕТ»: я задумывался над одним телепроектом и встречался по этому поводу со многими журналистами, с Георгием в том числе, но это дело не пошло… Потом мы встречались один-два раза в неделю. Могли здесь посидеть, просто по городу погулять или сходить поиграть на электронном стрельбище в кьюзар, махнуть на природу, на шашлыки…

Я бы не сказал, что помню последнюю нашу встречу. В начале той недели, когда пропал Георгий, меня не было в Украине -- я ездил на футбол в Голландию. Приехал в четверг утром, а в воскресенье мы должны были встретиться. В субботу вечером, 16 сентября, как раз в начале десятого, я звонил Георгию и напомнил ему о встрече. Он еще сказал, что будет, но может на час опоздать… В воскресенье утром я встал рано, но поскольку свой «мобильник» оставил на кухне, звонков не слышал. А взяв трубку, увидел, что было аж 12 звонков от Алены Притулы. Звоню ей и слышу: «Гия пропал! Вчера должен был прийти домой в 11 часов, чтобы передать ключи, а его нет. Он исчез!» Так это все и началось.

-- Правоохранительные органы с самого начала упорно намекали на авантюрные черты характера Георгия. Помните, еще рассказывали о железнодорожном билете до Смоленска, купленном на фамилию Гонгадзе?..

-- Его авантюризм… Кстати, в любом полицейском расследовании версия авантюрности не отбрасывается, но она и не принимается за основную. А у нас как получилось? Георгия в ходе обсуждения такой версии не назвали разве что только наркоманом, пьяницей или еще каким-либо плохим человеком. А представьте, если б он любил мужчин, а не женщин… Вот было бы интересно, правда? В принципе, первые комментарии замминистра внутренних дел Николая Джиги ничем не отличались по форме от изысков «желтой прессы». Народный депутат Лавринович правильно заметил, что эти версии были «выдернуты из контекста» и призваны сформировать совершенно определенное мнение общества: мол, Гонгадзе -- неуравновешенный человек, имеющий долги (1000 долларов!), а потому способный скрыться.

«Организация исчезновения Гонгадзе -- дело рук не наших людей»

-- И все же, в первые дни какие у тебя были мысли о причинах исчезновения Георгия Гонгадзе?

-- Поначалу, честно скажу, я и не пытался гадать, почему он исчез. Просто смотрел, наблюдал за реакцией близких людей. И тогда понял, что он действительно пропал не просто так, не потому, что, как уже начали говорить, имел привычку куда-то уходить. Но думаю, что это не просто убийство -- тут все гораздо тщательнее продумано! Я сторонник версии, которая называется «санитарной» и обнародована впервые в «Зеркале недели». Люди, чьих рук это дело, намного профессиональнее милиции, СБУ, любой спецслужбы. Они во много раз сильнее, гораздо лучше материально обеспечены, умеют предугадывать все наши шаги. Единственное, чего они не предусмотрели, -- такой реакции, солидарности журналистов. Но потом пришли в себя, подстроились под информационную кампанию поисков Гонгадзе и явно извлекли из этого выгоду. Причем цель этой «санитарной акции» -- не устрашение, а дестабилизация. Такой способ использовался уже в 60--70-х годах во Франции, Испании, Италии… Там тоже исчезали люди. Не обязательно журналисты. Главное, чтобы это были известные люди! А потом все раскручивалось по такому же сценарию. В Украине нет таких монстров, как «Медиа-мост», и такой службы охраны, как «Медиа-секьюрити». Нет у нас и аналитических центров с разведкой и контрразведкой, какие есть, к примеру, у российских министерств или же олигархов (обычно в таких центрах работают бывшие «спецы»). А значит, считаю, организация исчезновения Гонгадзе -- дело рук не наших людей.

Но подобные версии с участием спецслужб практически недоказуемы. Ну кто поверит в какую-то мифическую спецслужбу?! Тем не менее эти люди реально существуют. У них очень мощный мозговой центр, они импровизируют, имея безграничные возможности. Они -- нечто вроде художника, пишущего картину, или компьютерщика, создающего новую программу. Это их творчество! И тут -- не бандиты, в том смысле, к которому мы привыкли, не «качки»… Это «умницы».

-- Допустим, вы правы. Но почему тогда выбрали Гонгадзе? Ведь Георгий не был широко известен. Его знали лишь в кругах политической журналистики.

-- Почему Гия? Существует «принцип домино». Гия -- это первая упавшая костяшка домино. За ней должны последовать остальные. Сколько их -- я не знаю. Машина уже запущена, и остановить ее практически невозможно, даже при желании тех, кто начал эту игру. Пока не упадет последний… Цель я уже назвал, а кому это выгодно, могу лишь предположить. Сейчас эта группа людей находится в состоянии ожидания. И мы, журналисты, в нынешней ситуации ничего не в состоянии изменить -- можем только наблюдать.

«Никто Александра Мороза не подставляет -- он играет роль, которая ему выгодна»

-- Сейчас настало время для сильных политиков. Откровенно говоря, происходящее в парламенте мне напоминает, извините, политический бордель. Аудиокассеты с компроматом на Президента и его окружение обнародует Александр Мороз. И в этой ситуации его никто не подставляет -- просто он играет роль, которая ему выгодна. На мой взгляд, каждому политику, играющему в этой политической постановке, могут соответствовать определенные персонажи из романа Дж. Оруэлла «Скотный двор».

-- А какова, по-вашему, роль сотрудника СБУ Мельниченко, сделавшего все эти нашумевшие записи?

-- Он больше всего меня поражает. Из майора сейчас лепят национального героя. А я не понимаю, почему этот «герой», этот, как говорят, человек чести, зная, что журналисту угрожает реальная опасность, не предупредил его об этом?.. Соответствуй Мельниченко представлению о человеческой порядочности тех людей, которые пытаются представить его героем, он поступил бы именно так.

И я не могу себе представить, что ответит этот офицер, если, предположим, Леся Гонгадзе, мать Гии, спросит его: почему ты допустил такое? почему я до сих пор не знаю, что с моим сыном? Может, и тут он ответит, что присягал не лично Лесе Гонгадзе и Георгию, а народу Украины. Но кто же тогда этот народ и что это за Украина?

-- Лаврентий, вы вместе с Аленой Притулой и названым братом Гонгадзе Кобой Алания ездили в Таращу на опознание найденного там тела. История этой страшной находки продолжает обрастать слухами…

-- Слухи о том, что найдено что-то именно в Тараще, поползли еще 5 ноября. Первое, что казалось подозрительным, -- это заметка в газете «Сегодня» за 10 ноября. Не странно ли: в столичной газете вдруг на видном месте появляется небольшая информация, в которой говорится о слухах по поводу найденного тела Гонгадзе, а чуть ниже -- эти слухи самими же журналистами опровергаются? Кроме того, там сразу же было обращено внимание на то, что труп обнаружен на территории избирательного округа Александра Мороза. Можно подумать, что в других избирательных округах трупы не находят! А 15 ноября Алена предложила мне поехать туда. И я не задавал никаких вопросов…

В морге мы встретились с судмедэкспертом, он нам рассказал о находке, а потом (в его кабинете присутствовал еще и сотрудник местной прокуратуры) нам нарисовали украшения, которые были найдены там же. Меня об украшениях не спрашивали -- спрашивали у Алены. Ее описание совпало с тем, что нам рассказывали о найденных вещах. Они нарисовали перстень, медальон, какие действительно были у Георгия! К тому же вторая половинка описанного медальона хранилась у Алены. Потом спрашивали: ел ли Георгий перед исчезновением арбуз с косточками? Алена ответила, что ел… И в желудке найденного тела были арбузные косточки. Мне показалось, что эксперт был тогда процентов на пятьдесят уверен в том, что найдены именно останки Георгия. Но когда мы пошли в морг, посмотрели на труп… Опознать его было невозможно! Найденный труп был без головы, к тому же, как утверждал судмедэксперт, его обработали жидкостью, ускоряющей процесс разложения. И действительно, большая часть кожного покрова отсутствовала…

Тогда же эксперт показал нам магнит с маленьким осколочком -- размером 1х3 мм. Он сказал, что это похоже на осколок гранаты АГС. И действительно, Георгий во время абхазско-грузинского конфликта получил ранение в руку. Коба Алания, знавший об этом лучше меня, опознал осколок. Потом был сделан рентген. И хотя Коба был уверен, что это тело Георгия, я до сих пор считаю, что Гонгадзе жив. Рассудить нас может только экспертиза.

«Агентство журналистских расследований готово исправить свою ошибку… на взаимовыгодных условиях»

-- Хотя нельзя отвергать и версию о том, что в Тараще все было подстроено. Если исчезновение Георгия было организовано упомянутыми мной спецслужбами, то что им стоило найти какого-нибудь бомжа, похожего на Гонгадзе, с осколками гранаты в руке?.. Ведь не секрет, что у различных спецслужб есть базы данных и на лиц без определенного места жительства. Они же, не исключаю, могли даже накормить беднягу перед смертью арбузом…

-- По версии АЖУР, причиной исчезновения Гонгадзе стали его попытки найти спонсора для «Украинской правды». А вам с Аленой Притулой в этой истории отведена весьма таинственная роль…

-- Я предполагал с самого начала, что таких ситуаций не избежать. Было ощущение, будто на тебя выливают не компромат, а, простите, помои. Кстати, через десять дней после выхода материала АЖУР Алене Притуле звонил человек, представившийся автором расследования. Он сказал, что им была допущена ошибка и извинения последуют в следующей газетной публикации. Но извинений не было. Зато спустя еще 10 дней мне позвонил некто Лев Годованник. Он сообщил, что является руководителем АЖУР, и поинтересовался моими впечатлениями об их расследовании. Цензура, наверное, не позволит напечатать то, что я ему ответил. Но он достаточно спокойно сообщил мне, что готов исправить свою ошибку… на взаимовыгодных условиях. Все журналисты, интересующиеся тем, какие условия предлагал мне Лев Годованник, могут позвонить руководителю АЖУР по мобильному телефону 110-46-58 в Петербург и подробно расспросить обо всем его самого. А в общем-то, то, что они сделали, устраивает меня, потому что я теперь знаю, «кто из ху», и не хочу разочаровывать людей, которые уверены, что это расследование -- мой заказ.

Я уверен, питерский материал был направлен не против меня, не против Алены Притулы или упоминаемых в нем украинских олигархов, а против самой журналистской акции поисков Георгия Гонгадзе. Мои российские коллеги рассказали, что в России есть несколько контор, подобных АЖУР, которые по заказу работают над компроматом. Конвейерным способом. К примеру, когда готовилось «расследование» АЖУР, у меня интервью брал некий Антон. С его слов, он работает в IREX PRO-media. К Алене звонил и извинялся Константин Шмелев, подписавшийся автором самой статьи, а мне обещал исправить свою ошибку г-н Годованник…

На многие вопросы я, к сожалению, конкретно ответить не могу. И, может, потому разговор построен на общих фразах. Во-первых, я не истина в последней инстанции, не чревовещатель. Во-вторых, не хочу, чтобы это выглядело как спекуляция. Все заверстано до последней костяшки! Ни мы, журналисты, ни Президент, ни многие политики к такой ситуации не были готовы. Давайте дождемся логического завершения. Единственное, что еще остается, -- надежда, что Гия все-таки жив. И это важно!

(В следующем номере читайте интервью спецкора «ФАКТОВ» Марии Василь с главным редактором интернет-газеты «Украинская правда» Аленой Притулой)


1449

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Twitter

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів
 

© 1997—2022 «Факти та коментарі®»

Усі права на матеріали сайту охороняються у відповідності до законодавства України.

Матеріали під рубриками «Офіційно», «Новини компаній», «На замітку споживачу», «Ініціатива», «Реклама», «Пресреліз», «Новини галузі» а також позначені символом публікуються у якості реклами та мають інформаційно-комерційний характер.