ПОИСК

В 15 лет оля встретила своего единственного. И решилась родить ему дочь

0:00 31 грудня 1999
Інф. «ФАКТІВ»
Но маленькая мама и не подозревала об испытаниях, которые выпадут на ее долю. Сегодня она растит дочку, борется с житейскими невзгодами, ждет вестей от любимого и мечтает когда-нибудь надеть свадебное платье

Оле еще и семнадцати не исполнилось, а она уже -- мама полугодовалой Аленушки. Крошечная ясноглазая дочурка радостно верещит в ее руках, а мне слегка не по себе: сможет ли этот хрупкий подросток нормально позаботиться о малышке? Ей бы самой еще в куклы играть… Но юная мама спокойно и уверенно пеленает младенца, готовит молочную смесь, и я понимаю -- детство для Оли уже давно кончилось.

-- Я хорошо помню день, когда Оля впервые здесь появилась, -- говорит детский и подростковый акушер-гинеколог кабинета планирования семьи Вышгородской районной поликлиники Вера Кузьмичева. -- Бледная, встревоженная, а в глазах надежда: может, все-таки пронесло, может, ничего и нет? Но при осмотре мы обнаружили беременность 8--9 недель. Я сразу же почувствовала ее разочарование и растерянность. В 15 лет, без мужа, работы, жилья трудно решиться стать мамой. Но в то же время она любила отца ребенка и надеялась сохранить с ним отношения, создать нормальную семью. В такой ситуации и взрослая женщина растеряется, что уж говорить о подростке! Оля долго не могла прийти в себя, и я не отпускала ее -- успокаивала, уговаривала. Было очень страшно за эту девочку. Сделав неразумный шаг, она могла сломать свою судьбу. Поэтому я поспешила встретиться с родителями Оли и ее избранника.

Обе стороны, естественно, не пришли в восторг от этого известия. Не обошлось и без взаимных упреков. И тем не менее, поостыв, решили единогласно: «Никаких абортов! Раз уж так вышло -- пусть рожает!»

Но это только сказать легко. А маленькой маме пришлось в буквальном смысле слова выстрадать свою дочурку.

РЕКЛАМА

То, что Алексей был намного старше, девушку не смущало. Наоборот, казалось -- так надежнее…

Оля познакомилась с Лешей два года назад. Разница в возрасте -- он был старше почти на девять лет -- не смутила девушку. Наоборот, ей сразу захотелось, чтобы рядом был этот взрослый, серьезный человек. В общем-то, в ее семье никогда не чувствовалось «сильной мужской руки»: мать уже давно развелась с отцом и одна растила Олю и ее младшую сестру. Втроем они ютились в крошечной комнате в общежитии. Особого достатка не было, и матери приходилось крутиться с утра до вечера, чтобы обеспечить дочерей-школьниц. Иной раз не хватало ни сил, ни времени, чтобы уделить им внимание, поговорить по душам. Но можно ли ее за это упрекать?

Влюбленные встречались тайком дома у Леши. Конечно, его мама была не в восторге от слишком юной подруги сына, но смирилась: парень взрослый -- пусть сам решает. Оля с Лешей строили планы на будущее, однако заводить детей пока не собирались. Поэтому известие о беременности застало обоих врасплох. И ведь вроде предохранялись… Но, встречаясь урывками, на бегу, вечно боясь, что узнают родители, легко забыть о контрацептивах. Делать нечего, пришлось поставить родственников перед фактом.

РЕКЛАМА

-- Моя мама поначалу была в таком шоке, что не могла и слова выговорить. А вот Леша с самого начала хотел этого ребенка. Еще до того, как врачи установили беременность, он утешал меня: «Не переживай, малыш, что бы ни случилось -- я буду с тобой!» -- рассказывает Оля, и глаза ее полны нежности.

-- Мне понравилось поведение Леши в этой ситуации: он поддержал любимую, успокоил родственников и принял на себя ответственность за будущую семью, -- вспоминает Вера Кузьмичева. -- И все-таки я за Олю очень тревожилась, особенно в первые дни. А вдруг Леша передумает? Как девочка поступит, оставшись наедине со своими проблемами?..

РЕКЛАМА

Но все устроилось. На семейном совете решили, что Оля переедет к Алексею, а родственники с обеих сторон будут помогать молодым, чем могут. Об официальной регистрации их отношений речи не шло по причинам весьма прозаическим: всю первую половину беременности девочку мучил такой токсикоз, что она не отрывалась от раковины. А затем вырос живот -- белое платье надевать уже как-то неловко. Так и отложили свадьбу до лучших времен… А пока обе мамы, как могли, обеспечивали Оле режим и диету, регулярно водили на обследования в женскую консультацию. Специалисты опасались, что роды будут тяжелыми. Так и вышло…

Семейный бюджет маленькой мамы и ее дочки составляет всего… 7 гривен 40 копеек в месяц

Свои роды Оля до сих пор вспоминает, как кошмарный сон. Производя на свет Аленушку, она промучилась целые сутки. Ребенок был крупным -- около четырех килограммов, и как ни тужилась юная мама, как ни старались медики, родить без разрывов и многочисленных травм не удалось.

-- Впервые увидев дочурку, я не испытала ничего, только облегчение: слава Богу, все уже кончилось! -- признается Оля. -- Тем более, что девочка была такая страшненькая, синяя, глаза опухшие. Это уж потом я разглядела, какая она у меня красавица…

Когда новорожденную приложили к Олиной груди, малышка отвернулась. И несмотря на все усилия медиков, мамину грудь так и не взяла. Пришлось переводить ее на искусственное питание.

-- Этот феномен -- отказ ребенка от материнского молока -- сегодня встречается чаще, чем в прежние годы, и как правило, наблюдается у тех рожениц, чья беременность была внеплановой, нежелательной. Специалисты объясняют это разными причинами. Думаю, что в Олином случае сыграли роль как психологический, так и физиологический факторы, -- считает Вера Николаевна. -- Ведь недаром же говорят, что плод чувствует настроение мамы еще в утробе. А у Оли вся первая половина беременности прошла в состоянии стресса: она колебалась, оставить ребенка или нет, и не сумела должным образом настроиться на материнство, а тяжелые роды помешали почувствовать радость при появлении ребенка. Ну а с точки зрения физиологии, скорее всего, причины в том, что организм юной мамы был слишком ослаблен, вырабатывал мало молока, которое, к тому же, не содержало необходимых питательных веществ.

Несмотря на помощь близких, в первые месяцы Оле приходилось нелегко: давали о себе знать послеродовые осложнения.

-- Мне наложили много швов, которые потом долго не заживали и сильно болели. Врачи предупредили: «Поменьше двигайтесь, а то они разойдутся!». Но когда дочка ночью вдруг начинала плакать, я вскакивала, забыв обо всем, и швы постоянно расходились. Тяжело было и стоять, и ходить, а сидеть я до сих пор стараюсь только боком. Поэтому купать и пеленать дочурку помогали муж и свекровь, -- словно оправдываясь, объясняет Оля.

Сейчас со здоровьем уже получше, но навалились другие проблемы. Леша потерял работу, устроиться поблизости не смог и махнул на заработки за сотни километров -- в Россию. Оле стало совсем тяжело, свекровь работала допоздна, а ей приходилось в одиночку справляться с малышкой. Ни выйти в магазин, ни в поликлинику, ни погулять… И Оля вернулась в общежитие к маме и сестре -- все-таки два родных человека рядом. Уже второй месяц маленькая мама живет лишь вестями от любимого и надеждой вскоре увидеться. Материально Леша сейчас ей не может помочь -- он еще толком не устроился, а ежемесячное пособие на ребенка составляет аж… 7 гривен 40 копеек!

-- Если бы не помощь мамы, я бы не выжила на эти деньги, -- признается Оля. -- Одна банка молочной смеси сейчас стоит 15 гривен, а надо две на месяц. А кроме того, Аленке уже и фрукты нужны. Я ей бананы покупаю, а они такие дорогие! Себе самой такого позволить уже не могу…

-- Оле бы тоже не помешали фрукты и усиленное питание, -- вздохнув, замечает Вера Николаевна. -- Она ведь после родов еще не окрепла -- низкий гемоглобин. Мы назначаем поддерживающие препараты, витамины, но это мало помогает, ведь она живет в постоянной тревоге о муже, дочке, о своем будущем…

На днях Оля примчалась к Вере Николаевне с радостным известием: Леша нашел работу в Подмосковье, получил комнату в общежитии и зовет их с дочкой к себе. Через месяц-два они отправятся в путь.

-- Посреди зимы с ребенком на руках -- в чужую страну? Неужели тебе не страшно? -- одновременно спросили мы с Верой Николаевной.

-- Но как же иначе? Ведь Леша -- мой муж! Пусть не расписаны и не венчаны, но мы одна семья, а значит, должны быть вместе, -- твердо сказала она.

И сердце сжалось от тревоги за нее и за Аленушку. Что ждет их вдали от дома? Хорошо, если семья воссоединится, встанет на ноги, заживет дружно и счастливо. Ну, а если нет?.. Ох, девчонки, и почему вы так торопитесь стать взрослыми!..

Все специалисты убеждали Оксану, что ей рано иметь детей. Но она поступила по-своему…

Оксана еще только в ожидании своего первенца. С юного лица не сходит умиротворенное выражение, ясно-голубые глаза светятся радостью. Шестнадцатилетняя мадонна гордо несет свой большой живот, опираясь на руку мужа Володи.

-- Это -- желанный ребенок! Мы оба его хотели, -- уверяет юная женщина. -- Так получилось, что мы вместе уже два года. Расписались, как только мне исполнилось шестнадцать. А о первенце стали мечтать, кажется, с самой первой встречи. Володя на шесть лет старше меня, он уже работает, крепко стоит на ногах, поэтому давно уговаривал меня родить ему сына.

Однако забеременеть было не так-то легко. Несколько раз Оксане казалось, что она уже в положении, но затем на 2--3 неделе следовал срыв беременности. Организм словно сопротивлялся слишком ранней зрелости. Оксана обращалась к специалистам-гинекологам, но те лишь разводили руками: слабая матка, вряд ли удастся благополучно выносить ребенка, и советовали повременить с беременностью. Веру Николаевну Кузьмичеву Оксана знала еще со школы -- в 9 классе она проводила с девочками беседу о средствах контрацепции -- поэтому пришла к ней: помогите забеременеть! Вера Николаевна была удивлена. Обычно школьницы обращаются с другой просьбой: подскажите, как избежать беременности.

-- Честно говоря, я поначалу пыталась отговорить Оксану от этого шага. Убеждала, что ей нужно учиться, встать на ноги, да и просто окрепнуть. Дело в том, что у нее и менструальный цикл еще как следует не установился, и воспалительные заболевания беспокоили. Она ни физически, ни психологически еще не созрела для материнства -- отсюда и срывы беременности. Но я не смогла переубедить Оксану, -- вздыхает Вера Николаевна. -- Они с мужем твердо решили иметь ребенка. Сейчас Оксана уже на седьмом месяце. Слава Богу, пока серьезных осложнений нет.

К своей беременности Оксана относится трепетно. Соблюдает диету, старается не волноваться по пустякам, оставила учебу, но все же в последнее время стала уставать, да и ноги сильно отекают. А врачей беспокоит низкий гемоглобин. Но на сохранение Оксана ложиться отказывается.

-- Не люблю больниц, -- объясняет она и совсем по-детски добавляет: -- А уколов и всяких процедур боюсь, как огня!

-- Такие ситуации, как у Оли и Оксаны, часто складываются в тех парах, где партнер намного старше, -- считает Вера Кузьмичева. -- Парень в 22--25 лет уже созрел для роли отца и хочет иметь детей, но не понимает, что его юная жена до этого просто не доросла. И взваливать такую ношу на хрупкие плечи несозревших девочек не стоит. Оптимальное время для родов наступает лишь после 20 лет. А в 15--18 это тяжело и физически, и психологически. Юная мама, не имея ни образования, ни специальности, ни жизненного опыта, становится полностью зависимой от своего мужа. Хорошо, если попадется достойный человек, а если нет? Поэтому и болит у меня сердце за маленьких мам.

440

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів