Культура Таланты и поклонники

Вячеслав Бровкин: «Благодаря героине Леждей преступники узнавали обо всех новейших методах криминалистов»

6:30 21 февраля 2013   5475
Эльза Леждей
София ДЕВИР, специально для «ФАКТОВ»

Эльзе Леждей, исполнительнице роли Зинаиды Кибрит из знаменитого фильма «Следствие ведут ЗнаТоКи», исполнилось бы 80 лет

Эльза Леждей сыграла Варвару в «Студеном море», Риту Устинович в «Павле Корчагине», жену фронтовика-инвалида в «Балладе о солдате», Майю в «Хоккеистах», но сегодня мало кто помнит эти ее роли. Актриса прославилась как эксперт-криминалист Зинаида Кибрит в первом советском телевизионном сериале «Следствие ведут ЗнаТоКи». При этом Эльза Ивановна, не в пример другим актерам, никогда не роптала на судьбу за то, что, по сути дела, была актрисой одной роли.

Не жаловалась она и когда, несмотря на всесоюзную славу, доживала свои дни в скромной квартирке на скудную пенсию и материальную помощь от Гильдии российских актеров. Эльза Ивановна никого ни в чем не обвиняла и не раздавала за деньги интервью, обливая грязью коллег-актеров, а просто тихо угасала, тоскуя по умершему мужу. О чем она думала, когда по телевизору в очередной раз показывали фильм, в котором она сыграла главную роль в своей жизни, теперь уже не узнает никто.

Об Эльзе Леждей рассказывает первый режиссер «ЗнаТоКов» Вячеслав Бровкин (на фото).

— Вячеслав Владимирович, вы сразу решили, что строгую, но весьма соблазнительную Зиночку Кибрит будет играть Эльза Леждей?

— Сейчас в это невозможно поверить, но поначалу на роль мы планировали взять совсем другую актрису. Приступая к съемкам, я рассчитывал на труппу Театра на Малой Бронной, в котором работал приглашенным режиссером на нескольких спектаклях. Во-первых, хорошо знал всех актеров, во-вторых, было очень удобно репетировать — не надо ждать, когда исполнители съедутся со всей Москвы, а в-третьих, все они представляли одну театральную школу, что позволяло мне как режиссеру разговаривать с ними на одном языке. Тройка Знаменский — Томин — Кибрит определилась практически сразу. Мы знали, что их будут играть актеры театра Георгий Мартынюк, Леонид Каневский и Анна Антоненко-Луконина.

Надо сказать, что сроки сильно поджимали. Авторы сценария Ольга и Александр Лавровы принесли сценарий в начале лета 1970 года, а снимать первые две серии мы должны были уже в сентябре. На репетиции нам отводилось неполных три месяца. Репетировать мы должны были в Саратове, куда театр выезжал на гастроли. И вдруг неприятная для нас, но не для актрисы новость: Литвиненко-Луконина призналась, что беременна, и попросила перенести репетиции и съемки на несколько месяцев.

— Катастрофа!

— Не то слово. Никто не позволил бы нам задерживать съемки, поэтому пришлось задуматься о другой исполнительнице роли Кибрит. Нужна была симпатичная, обаятельная и, главное, высокопрофессиональная актриса, которая смогла бы украсить компанию таких красавцев-мужчин, как Мартынюк и Каневский. Большинство московских театральных коллективов уже разъехались на гастроли, а те актрисы, что не были связаны никакими обязательствами перед театрами, оказались ангажированы на киносъемки. Нас выручили Ольга и Александр Лавровы — буквально за несколько дней до отъезда они предложили попробовать на эту роль свободную в то время актрису Эльзу Леждей.

— Вы ее до этого не знали?

— Лично знаком не был да и работы ее видел только в трех фильмах: «Павел Корчагин», «Ветер» и «Баллада о солдате». К тому же я знал, что Эльза хоть и окончила Щепкинское театральное училище, сразу ушла в кино и на сцене практически не играла. Поэтому в первый момент такое предложение меня не на шутку встревожило: как в одном кадре будут совмещаться киноактриса с артистами театральными? Да и специфика «ЗнаТоКов» все-таки была преимущественно театральной, это были скорее спектакли, чем видеофильмы. Мы готовились снимать сразу большими сценами, и я боялся, что из-за Леждей придется перейти на мелкие дубли, как это обычно бывает в кино.

Но делать нечего, другой кандидатуры не было, поэтому я передал Эльзе Ивановне сценарий. Несколько дней она его читала, потом позвонила и сказала: «В принципе, мне все понравилось, но есть много вопросов». Чтобы все обсудить, мы договорились встретиться в Театре на Малой Бронной.

— Говорят, первое впечатление о человеке самое верное. Эльза Ивановна вам понравилась?

— Ожидая ее, я волновался, ведь от того, как сложатся наши отношения, зависела судьба большого проекта. Как только Эльза вошла, я обратил внимание, что она очень красивая, изящная и со вкусом одетая женщина. Вела себя свободно и раскованно, что сразу к ней располагало. В ней не было ни капли актерской заносчивости, как это часто бывает и с менее известными представителями этой профессии: дескать, смотрите, какая звезда пришла. Мы разговорились, и мне понравились ее серьезные, вдумчивые глаза и профессиональные вопросы о роли, которые она задавала.

Больше всего Эльзу волновало то, что ее героиня была чересчур сухой и замкнутой, актриса хотела сделать ее более живой и общительной. Хотя, как я впоследствии понял, сама Леждей была сродни Зиночке Кибрит — Эльза мало кого впускала в свою душу. В общем, я воспрянул духом и поверил, что у нас с ней может все получиться. Правда, ни в какой Саратов Леждей с нами, конечно же, не поехала, осталась в Москве, сцен с ее участием в двух первых сериях было не так уж и много.

— И вы начали снимать без совместных репетиций?

— Не скрою, это было непросто: мы присматривались к ней, она — к нам. Как я и опасался, театральная манера игры партнеров представляла для Леждей определенную трудность, но она, будучи популярной киноактрисой, не стеснялась учиться и спрашивать, что и как нужно делать. И где-то к пятой серии мы с ней нашли общий язык. Настоящую актерскую силу она, пожалуй, почувствовала в серии «Шантаж» в большой сцене, сыгранной ею с Арменом Джигарханяном. Без преувеличения можно сказать: это было лучшее, что она сделала в «ЗнаТоКах». Какие у нее были замечательные актерские находки! К сожалению, авторы сценария редко прописывали для нее такие большие сцены.

*Легендарные «ЗнаТоКи» Зинаида Кибрит (Эльза Леждей), Томин (Леонид Каневский) и Знаменский (Георгий Мартынюк). Кадр из сериала «Следствие ведут «ЗнаТоКи»

— Говорят, преступники часто пользовались вашим фильмом как руководством к действию. Рассказы эксперта Кибрит подсказывали им, как не оставлять лишних следов на месте преступления.

— Невероятно, но факт — так называемый уголовный элемент был одним из самых преданных наших зрителей. Благодаря героине Леждей преступники узнавали обо всех новейших методах криминалистов и, как говорится, мотали на ус. Хорошо оценили работу Леждей и пристрастные критики, назвав ее Зиночку, как сказали бы сейчас, милиционером с человеческим лицом. Помню, кто-то написал: пока такие милиционеры на посту, советские люди могут спать спокойно.

— На Петровке, 38 вас, наверное, встречали как родных?

— Ну, оно и понятно — за двадцать лет работы мы изрядно примелькались. Правда, снимали там только начиная с десятой серии, до этого работа проходила в павильонах. Эльзу сотрудники Петровки любили больше других актеров, занятых в картине. Поскольку по ходу действия ей часто приходилось рассказывать с экрана о разных криминалистических экспертизах, специалисты охотно ее консультировали. Такие «связи» Леждей очень помогали нам в работе. А еще Эльзу Ивановну очень уважало высшее милицейское руководство, особенно наш главный консультант, в то время заместитель министра внутренних дел генерал-лейтенант Викторов. Он считал, что актриса вносит оживление в работу экспертного отдела Петровки.

— Правда, что милицейское начальство запретило сценаристам выдавать Зиночку Кибрит замуж за Пал Палыча Знаменского?

— Тут все дело в законах жанра. Зрительницы всего Советского Союза Знаменского просто обожали. Он был, как сказали бы сейчас, настоящим секс-символом того времени, а секс-символ не должен быть женатым, ведь тогда добрая половина женской аудитории к нему охладеет. Серьезные отношения между героем Мартынюка и героиней Леждей придумали для того, чтобы как-то оживить сюжет и разнообразить личную жизнь героев. Но когда Знаменский начал потихоньку ухаживать за Кибрит, письма в адрес нашей телевизионной редакции стали приходить мешками, зрительницы писали, что если мы женим Пал Палыча хоть на Зиночке, хоть на ком-то еще, то они возненавидят его супругу. Кстати, это был не первый случай, когда зрители определяли судьбу героев картины. После серии, в которой убили героя Лени Каневского, нас просто завалили письменными угрозами: «Оживите Томина, иначе „ЗнаТоКов“ смотреть не будем!» Пришлось прислушаться.

Что же до милицейского начальства, то оно воспротивилось киношному браку совсем по другой причине. Их возмутило то, что Знаменский и Кибрит будут крутить роман прямо на рабочем месте. В советское время такое считалось недопустимым.

— Успех к актерам, игравшим главные роли в «ЗнаТоКах», пришел сразу, после первой же серии?

— Нет, зрители довольно долго «раскачивались» и дарить свою привязанность не торопились, это случилось где-то после десятой серии. Ребята ездили по всему Советскому Союзу с концертами, добрались и до Сибири и Дальнего Востока. Их везде звали — и милиция, и простые зрители. Правда, Эльзу Мартынюк и Каневский с собой брали редко, но зрители о ней спрашивали всегда.

— Во внерабочей обстановке вы с Эльзой Ивановной встречались?

— К сожалению, нет. Во-первых, я был не единственным режиссером «ЗнаТоКов», из двадцати серий снял пятнадцать. Во-вторых, параллельно работал над другим детективным (меня всегда манил этот жанр!) проектом — фильмами-спектаклями о Мегрэ, где главную роль играл Борис Тенин. На мой взгляд, лучший Мегрэ мирового кинематографа.

Знаю, что Мартынюк и Каневский бывали в гостях у Леждей, когда она жила со своим третьим, и самым любимым, мужем — Всеволодом Сафоновым (отцом актрисы Елены Сафоновой. — Авт.). Мне они рассказывали, что Эльза (ребята называли ее Эллой) была потрясающей хозяйкой. В доме у нее царил уют, а стол всегда ломился от вкусных блюд. Но, если говорить уж совсем честно, она не очень любила гостей. Весь мир ей заменял муж, которого она любила настолько сильно, насколько вообще можно любить. Она пережила его на девять лет, но в последние годы, скорее, не жила, а существовала. Можно сказать, ушла от мира, закрывшись от всех в своей квартире.

— Почему в последних сериях Кибрит почти не появляется?

— В то время Эльза Ивановна сильно болела, появление на съемочной площадке доставляло актрисе серьезные страдания, поэтому пришлось сократить ее роль до минимума. Вскоре Эльзы Ивановны не стало...

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

— На улице гололед. Мечта о том, что мужчины будут у моих ног, начинает осуществляться. Пока сходила в магазин, двум помогла встать, а с одним даже... полежала!