БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура и искусство Чтобы помнили

Вдова Игоря Дыченко: "Муж говорил, что нет таких денег, за которые он продал бы свою коллекцию"

6:30 19 июня 2015 5829
Игорь Дыченко

Перестало биться сердце владельца крупнейшего украинского собрания автографов мировых знаменитостей

В коллекции киевского искусствоведа и художника Игоря Дыченко около тысячи раритетов. В ней есть автографы Сальвадора Дали, Пабло Пикассо, Анны Ахматовой, Сержа Лифаря и многих других легендарных личностей. Коллекционировал их Игорь Сергеевич почти полвека. А еще собрал очень хорошую коллекцию живописи. В ней работы Казимира Малевича, Анатолия Петрицкого, Александра Богомазова, Николая Глущенко…

Несколько лет назад, приехав в редакцию «ФАКТОВ», Игорь Дыченко с гордостью рассказывал о раритетах в его собрании. Он мечтал, чтобы они экспонировались и люди их видели.

— За полгода до смерти Игорь издал календарь «Украинский авангард», на страницах которого представил картины из своей коллекции, — говорит вдова Игоря Дыченко Валерия Вирская-Котляр. — В нем «Супрематическая композиция» Малевича, «Гавань» Петрицкого, «Космос» Богомазова… Но больше всего ему нравилась работа неизвестного автора конца XIX — начала XX века «Сия чаша Нового Завета», где изображен пеликан и птенцы. Под картиной надпись: «Пеликан-птица грудь свою терзает и кровию чад своих питает — так и Христос кровь свою за нас пролил и от грехов искупил нас». Эту картину Игорь однажды купил в Киеве на блошином рынке. Муж и сам любил писать картины на евангельские мотивы.


*Картина Казимира Малевича «Супрематическая композиция» — одна из жемчужин в собрании Игоря Дыченко

— Календарь получился философский. К каждой репродукции удачно подобраны высказывания известных людей. Например, полотно Александра Тышлера «Благовест» сопровождают очень актуальные сегодня строки из поэзии Павла Тычины:

…Отак у шумі світового виру
З людьми йдемо у дружбі тісній.
Перепинить нам треба шлях війні!
Всі серцем прагнем миру, тільки миру!

— Игорь был человеком очень образованным. В юности даже писал стихи на французском языке. Его интересовало все: поэзия, театр, живопись. Игорь — автор исследований творчества выдающихся художников: Петрицкого, Бойчука, Богомазова, Малевича. Глущенко, Яблонской… Также свои исследования посвятил таким легендарным личностям, как Оскар Уайльд, Сальвадор Дали, Жан Кокто и многим другим. Одним из увлечений Игоря был балет. У мужа есть ряд статей о творчестве Анны Павловой, Вацлава Нижинского, Сержа Лифаря, Рудольфа Нуриева… Закончив Киевский художественный институт, он работал в архиве Музея литературы и искусства, преподавал историю искусства в Киевском хореографическом училище, был старшим научным сотрудником Музея истории Киева. Над календарем же Игорь трудился по ночам целый год.

— Наверное, торопился успеть, предчувствуя свой уход?

— Он не хотел умирать и не думал об этом, хотя почти год серьезно болел.

— Как Игорю Сергеевичу удалось собрать такую уникальную коллекцию?

— Покупать картины муж начал еще в студенческие годы. В основном у современников — это было тогда совсем недорого. А спустя время что-то интересное приобретал на блошиных рынках. Что же касается коллекции автографов, то первый Игорь получил будучи… пятиклассником. К ним в школу приехал легендарный полярник Иван Папанин. С энтузиазмом рассказывал ребятишкам об экспедиции на Северный полюс, о дрейфующей станции… Тут прозвенел звонок на перемену, и пятиклассников из класса словно ветром сдуло. Папанин остался в школьной аудитории в гордом одиночестве! Игорь вспоминал, что ему стало как-то неудобно. Он протянул знаменитому исследователю Севера блокнотик и попросил расписаться.

Когда Игорю было лет пятнадцать, автограф ему дала Анна Ахматова. Вышло все совершенно случайно. Как-то у соседей Игоря гостила родственница Анны Андреевны. В 1962 году он собирался в Ленинград к знакомым, и соседи попросили занести поэтессе небольшую посылочку. Конечно, он выполнил просьбу. Ахматова жила на заброшенной литфондовской даче в Комарово. Ей было уже за 70. Муж вспоминал, что она совсем не была похожа на ту молодую Ахматову, которая нам знакома по портретам. Игорь увидел седовласую женщину. Вместо тонких — пухлые пальцы. На одном — серебряный перстень с черным агатом овальной формы. Одета поэтесса была в свободное, напоминавшее тогу, темно-синее платье, на ногах теплые тапочки. Она сидела за столом и что-то писала. Игоря встретила очень приветливо. Угостила кофе. Правда, как он вспоминал, настолько крепким, что после первого глотка слезы буквально брызнули у него из глаз. Анна Андреевна именно такой любила, причем без сахара. А потом разговорились, она читала Игорю свою знаменитую «Поэму без героя», а напоследок подарила сонет с автографом. Ручку, которой она расписалась, муж хранил как раритет.

— Это ведь была не единственная их встреча?

— Да, Игорь встречался с Ахматовой еще не раз. Анна Андреевна познакомила его с переводчиком Гербертом Маршаллом, а он — с любимой женщиной Владимира Маяковского Лилей Брик. Она была экстравагантна. Ярко-рыжие волосы, черный брючный костюм: летом — шелковый, зимой — из шерсти. Приезжая в Москву по издательским делам, Игорь всегда ей звонил прямо с вокзала, и Брик говорила: «Немедленно ко мне!» Муж вспоминал, что угощала она его деликатесными сырами, которые в то время можно было купить лишь в валютном магазине «Березка».

Автографов Лили Брик в собрании Игоря несколько. На фото, где она в компании Маяковского и Мандельштама, надпись «Игорю на память о нас». Но самым ценным супруг считал автограф, начертанный на сборнике Маяковского «Лирика». Поэт подарил Лиле книгу своих стихотворений с посвящением, а она прямо у него на глазах… бросила ее в реку. Как-то случайно Игорю попался в букинистическом магазине сборник поэзии из того же тиража. Он приобрел книгу. Так как она была без обложки, сделал переплет из простыни. Приехав в Москву, принес книгу Лиле Брик, и она воспроизвела на ней строки, посвященные ей Маяковским:

Прости меня, Лиленька милая,
За бедность словесного мирика.
Книга должна бы называться «Лиленька»,
А называется «Лирика».

К слову, до последних своих дней Лиля Брик носила на цепочке два золотых кольца. На кольце, подаренном ей Маяковским, была гравировка «Люблю. Люблю. Люблю». Второе с монограммой — ее подарок ему.

— В коллекции ведь практически нет автографов, приобретенных за деньги?

— Игорь считал, что, только лично получая дарственную надпись, можешь быть уверен в подлинности автографа. Покупал поэтому крайне редко. Но иной раз это все-таки случалось. Как-то в Париже приобрел автограф Сержа Лифаря, творчеством которого интересовался. Муж вспоминал, как был счастлив! В тот день на улице как из ведра лил дождь. Но Игорь будто не замечал непогоды. По улице шел в приподнятом настроении. И на радостях ему вдруг захотелось выпить вина. Забыв, что он не на родине, а во Франции, подошел к пожилому мужчине и по-русски спросил: «Не подскажете, где здесь можно приобрести бутылочку винца?» И вдруг старик с одесским акцентом ответил ему: «Молодой человек, вы лучше скажите, где здесь нельзя ее купить?» Рассказывая эту историю, Игорь всегда резюмировал: вот такое оно, счастье коллекционера.

— Муж любил пересматривать автографы знаменитостей?

— Да, это доставляло ему огромное удовольствие, практически с каждым была связана какая-то история.

— Валерия Семеновна, продав раритетные автографы, Игорь Сергеевич ведь мог получить огромные деньги и жить, ни в чем себе не отказывая. Однако у него не было ни автомобиля, ни дачи, ни даже евроремонта в квартире…

— Мужа это не интересовало. Он был человеком увлеченным и создавал коллекцию, чтобы оставить ее народу Украины. Неоднократно произведения искусства из собрания Игоря экспонировались, в том числе за рубежом. Он считал, что все это люди должны видеть. Сейчас экспонаты находятся на хранении в Музее истории Киева и в Национальном культурно-художественном и музейном комплексе «Мистецький Арсенал». Игорь говорил: «Нет таких денег, за которые я продал бы коллекцию!» Он не рассматривал ее как капитал. Для него коллекция имела иной смысл. Супруг любил философствовать: «Невероятно: человека давно нет, но смотришь на выведенные им буквы, и образ его оживает». А теперь вот и Игоря не стало. Вспоминаю о нем и не могу сдержать слез.

— Каким человеком был ваш муж?

— С ним всегда было интересно. Он увлекался искусством. И я человек искусства. Многие годы танцевала в ансамбле Павла Вирского. Он был моим мужем. А после смерти Павла Павловича моим супругом стал Игорь. Мы много вместе путешествовали. Мужа часто приглашали в зарубежные поездки друзья — искусствоведы, художники. Неоднократно он бывал в Германии, Франции, Италии. Больше всего ему нравилась Венеция.

— В быту Игорь Сереевич был эстетом?

— Большим! Ценил красоту во всем. Умел ее видеть. На столе в кабинете Павла Вирского стояла фарфоровая фигурка тучной купальщицы, которая сидит на пляже и ест яблоко. Обычно все удивлялись, что Вирский нашел в этой статуэтке. Павел Павлович отвечал, что ненавидит безобразное и пошлое, мол, эта статуэтка — напоминание о том, что человек должен стремиться к красоте. А Игорь и в этой купальщице видел интересную женщину.

— Слышала, что Игорь Сергеевич хорошо готовил.

— Да, это так. Варил очень вкусные супчики, делал сотэ, жюльен. Любил угощать приходивших в наш дом гостей.

— Какой подарок Игоря Сергеевича вам особенно дорог?

— Золотое кольцо, которое он подарил мне, когда венчались.

— Муж вам снится?

— Не спрашивайте меня об этом, пожалуйста, потому что буду плакать.

Фото в заголовке с сайта facenews.ua

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров