Украина Беспредел

"Начальник СИЗО Симферополя заявил, что прикажет подвесить Костенко за ноги, если тот не откажется от своего адвоката"

6:00 2 сентября 2015   3284
Александр Костенко
Игорь ОСИПЧУК, «ФАКТЫ»

«Верховный суд» оккупированного Крыма лишь на три месяца сократил срок заключения активисту Евромайдана

На следующий день после того, как на судилище в России украинский режиссер Олег Сенцов получил двадцать лет лишения свободы, а активист Александр Кольченко — десять, так называемый верховный суд оккупированного Крыма рассмотрел апелляцию на приговор участнику Революции достоинства Александру Костенко. В мае нынешнего года в Симферополе по явно сфальсифицированному обвинению Костенко приговорили к четырем годам и двум месяцам заключения. И вот теперь срок сокращен всего лишь на три месяца. Интересно, что продолжением этой истории может стать суд над одиозным прокурором Крыма Натальей Поклонской.

Накануне рассмотрения апелляции по делу Костенко его адвокат Дмитрий Сотников прилетел из Москвы в Киев и дал пресс-конференцию.

— В мае на суде над моим подзащитным Поклонская лично представляла сторону прокуратуры, в своей речи она оскорбляла Костенко, огульно обвиняла его чуть ли не во всех грехах, в том числе в исповедовании фашистской идеологии, — рассказал адвокат Дмитрий Сотников (на фото). — Чего, например, стоит ее заявление о том, что Александр и его друг Станислав Краснов, тоже крымчанин, во время Евромайдана пытали бойцов «Беркута», сжигали их тела в крематории, установленном в подвале киевской мэрии. Понятно, что доказательств своих слов она не предоставила. Прокурор намеренно говорила чудовищную неправду, оболгала моего подзащитного. Такое поведение является нарушением закона Российской Федерации, поэтому я подал в Следственный комитет РФ сообщение о совершении Поклонской преступления. Теперь она пытается расправиться со мной — добивается, чтобы меня лишили статуса адвоката.

Я предпринимаю шаги, чтобы к уголовной ответственности была привлечена не только Поклонская, но и двое оперативников ФСБ Андрей Тишенин и Артур Шамбазов, которые истязали Александра Костенко. Мой подзащитный знал их раньше — до 2013 года он служил в Крыму в милиции, а эти двое были сотрудниками СБУ. Пятого февраля нынешнего года Александр вышел из парадного своего дома в Симферополе, на него накинулись двое мужчин, затолкали в машину. Следом за моим подзащитным из парадного выходил его отец Федор Степанович, так что все произошло на его глазах. Он немедленно пошел в райотдел полиции, написал заявление о похищении сына. Но в возбуждении дела ему отказали, сославшись на то, что Костенко-младшего задержала ФСБ. Александр затем сообщил мне, что в это время его пытали в каком-то заброшенном доме, среди своих палачей он узнал Тишенина и Шамбазова. Над ним безжалостно издевались, сломали руку, вывихнули плечо и отбили почки. На следующий день ему велели инсценировать явку с повинной в полицию. В заявлении, написанном под диктовку сотрудника ФСБ, Александр указал, что его якобы избили неизвестные люди в парке. Таким образом оперативники решили отвести от себя обвинения в пытках.

Столь же неубедительными были дальнейшие шаги по инспирированию уголовного дела против Костенко: следствие подключило бойца крымского «Беркута», «опознавшего» в Александре человека, который «попал ему в плечо камнем во время Евромайдана в Киеве». Представляете, спустя год боец «узнал» в Костенко своего обидчика! Вторым пунктом обвинения стало хранение ствола от самодельного оружия. История с этим предметом довольно странная. Следствие утверждает, что отец Александра дал разрешение на проведение осмотра в своей квартире, в ходе которого и был обнаружен ствол. Однако получить объяснения по поводу осмотра и его результатов у самого Федора Степановича невозможно: вскоре после ареста сына он поехал в Киев, чтобы дать пресс-конференцию — надеялся, что огласка поможет спасти Александра. Но третьего марта, возвращаясь назад в Симферополь, Костенко-старший исчез. В последний раз он выходил на связь с родными, когда уже был в Крыму. До сих пор о его судьбе ничего не известно.

— Стать защитником Александра меня попросил его друг Станислав Краснов (командир добровольческого батальона «Крым». — Авт.), — продолжает Дмитрий Сотников. — Когда в середине февраля я впервые встретился в СИЗО-1 с Костенко, он находился в крайне тяжелом физическом и моральном состоянии. Его постоянно мучили сильные боли в сломанной руке, а сокамерники издевались над ним. С их помощью следствие давило на Костенко, пытаясь заставить дать показания против друзей-крымчан, с которыми он был на Евромайдане, прежде всего на Станислава Краснова.

Следствие предоставило суду весьма сомнительные доказательства вины Костенко, тем не менее в мае его приговорили к четырем годам и двум месяцам заключения. Во время этого судебного процесса, когда дошло до прений сторон, начальник СИЗО-1 вызвал к себе Александра и потребовал, чтобы он отказался от моей защиты. В противном случае пообещал подвесить за ноги вниз головой. Также шантажировал Костенко тем, что уголовники его изнасилуют. Для пущей убедительности в кабинет завели группу заключенных: подразумевалось, что они готовы исполнить эту угрозу.

Тогда я подал на начальника СИЗО заявление о совершении им должностного преступления. Эта мера подействовала — издевательства прекратились.

— Минувшей осенью Костенко, занимавшийся волонтерской деятельностью, неожиданно исчез из Киева. Подтвердилась версия о том, что его похитили сотрудники ФСБ?

— Александр рассказал мне, что это действительно было похищение: на улице на него напали какие-то люди, затолкали в машину. Вероятно, ударили по голове, ввели ему снотворное. Он очнулся в багажнике автомобиля в загородной местности. В машине и возле нее никого не было. Вскоре Александр встретил местных жителей, которые сказали ему, что он находится в России возле Брянска. Мой подзащитный попросил телефон, чтобы позвонить родственникам в Симферополь, и те сразу же приехали забрать его.

Заметим, что рассказ Костенко лишь на первый взгляд выглядит неправдоподобным. Наверняка ФСБ изначально намеревалась устроить суд над активистом. Те, кто планировал операцию по его похищению, понимали, что на процессе возникнет вопрос, как Александр попал из Киева на оккупированный полуостров. Если бы его сразу отвезли в СИЗО-1 Симферополя, никто бы не сомневался, что подсудимого силой тайно вывезли из Киева. А так его бросили в пустой машине на территории Российской Федерации, понимая, что, скорее всего, он обратится за помощью к родственникам, приедет в Крым, где его уже будут поджидать местные оперативники. Мол, какое еще похищение?

— Александр уже вылечил сломанную руку?

— Ему сделали операцию в местной больнице (у Костенко был перелом со смещением левого локтевого сустава), кости уже срослись. После этого нужна реабилитация (специальные процедуры, лечебная физкультура. — Авт.), но добиться ее проведения пока не удалось, поэтому подвижность руки полностью не восстановлена. После сообщений в СМИ о том, что Костенко пытали и он подвергался издевательствам сокамерников, моего подзащитного содержат отдельно. К нему ежедневно приходят из прокуратуры с вопросом: есть ли жалобы? И требуют письменный ответ.

— На своей странице в «Фейсбуке» вы сообщили, что в Крыму открыто уголовное дело против младшего брата Костенко Евгения. Парню грозит реальный срок заключения?

— Нет, ему могут присудить только исправительные работы. Однако есть опасность, что власти направят его на принудительное лечение в психбольницу. Евгения обвиняют в том, будто он сделал непристойный жест в адрес судьи в день объявления приговора брату в мае. Тогда сложилась такая ситуация, что в знак протеста я решил покинуть зал, родственники Костенко последовали за мной. Обстановка была нервной, это спровоцировало судорогу у Евгения. Дознаватель потребовал объяснить, что за движения рукой он совершил. Молодой человек изложил обстоятельства случившегося на бумаге, указав: он не имел намерения никого оскорбить, извинился. Казалось бы, инцидент был исчерпан, но в середине лета вдруг возбудили уголовное дело. Подозреваю, что Поклонская таким образом пытается отомстить мне за то, что я добиваюсь привлечения ее к ответственности. Опасаюсь, как бы следствие не решило сыграть на том, что в детстве у Евгения была черепо-мозговая травма. Это может стать формальным поводом для того, чтобы отправить его на принудительное психиатрическое лечение.

— Моя мама живет в Симферополе, по телефону она коротко сообщила, что 21 августа, когда возвращалась из магазина, на улице ее задержали оперативники и доставили в здание ФСБ, — рассказал «ФАКТАМ» командир добровольческого батальона «Крым» Станислав Краснов (на фото). — Маму допрашивали в связи с уголовным делом, которое открыли против меня оккупационные власти. Ее заставили дать подписку о невыезде, — по сути, взяли в заложницы. Подробности допроса мама рассказала адвокату Александра Костенко Дмитрию Сотникову, который в это время находился в Крыму.

— Мать Краснова посадили в машину под угрозой: если не поедете с нами, то завтра пришлем за вами ОМОН, — приводит слова адвоката Сотникова издание «Крым. Реалии». — Право не давать показаний по делу сына, закрепленное статьей 51 Конституции РФ, ей не разъяснялось. Следователь настоятельно спрашивал пожилую (69 лет) женщину о том, когда ее сын «стал фашистом, хранил ли дома оружие и для чего поехал на Майдан, планировал ли дальнейшую террористическую деятельность». В конце допроса он заявил, что Краснов уже более шести месяцев «безвылазно убивает в Донбассе людей и российские силовики возьмут его рано или поздно».

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров

Мужик приходит домой пьяный, все лицо в помаде, на одежде длинные рыжие волосы… Жена: — Ну и что ты на этот раз придумаешь?! — Ты не поверишь! С клоуном подрался...