ПОИСК
Культура та мистецтво

Сергей Михайличенко: "Сейчас у ценителей натюрмортов нарасхват чернобривцы, подсолнухи и калина"

6:45 22 жовтня 2015
В преддверии выставки в Киеве сумской живописец рассказал «ФАКТАМ» о своих творческих планах

Выставка картин Сергея Михайличенко, работы которого есть в частных коллекциях любителей живописи в Японии, Италии, России, Англии, США, Австралии и других странах мира, откроется в столичном Доме художника 12 ноября и продлится десять дней. Основной жанр экспонируемых работ — натюрморт. Но есть и сюжетные полотна.

— Все экспонируемые картины созданы в этом году, — рассказывает Сергей Михайличенко. — Яблоневый цвет, розы, пионы в натюрмортах я писал прямо у себя во дворе. Благо, живу в частном секторе. Мне нравится, когда на изображаемый объект падает солнце. Это необыкновенно красиво. Есть и сюжетные картины. На одной из них — молодые люди, прыгающие с тарзанки. На второй — девочка на чердаке ест дыню. Это подружка моей дочери Маши. Еще на одном полотне — бабка, которая на лодке переплывает с козами реку, так как на другом берегу пастбище получше. На четвертой картине — гуси…

— Красиво. Недавно читала забавную историю, как одно время овцы, козы и утки на картинах западных художников благодаря случаю превратились в своеобразную «валюту». Однажды в мастерскую бельгийского живописца, творившего в XIX веке, зашел потенциальный клиент. Ему понравилась картина, где были изображены овца и два ягненка. Художник назвал цену. Но гость не располагал нужной суммой. Тогда живописец сказал, что согласен уступить работу за меньшие деньги, но при этом… закрасил одного ягненка. А популярный в конце XX столетия немецкий художник, являвшийся большим мастером в изображении уток, определял цену своих картин в зависимости от количества представленных на ней водоплавающих.

— С этим явлением я столкнулся и в Италии, где работал в начале 2000-х годов. Каждая лодка с рыбаком на картине увеличивала стоимость работы. Сейчас, говорят, этого уже нет. Об Италии у меня остались прекрасные воспоминания. Эта страна для меня стала школой колористики. Впервые побывав в галерее в Салерно, я был потрясен солнечной живописью итальянских художников. Сколько в ней цвета и света!

РЕКЛАМА

— Какой же цвет ваш любимый?

— Думаю, у художника не может быть одного любимого цвета. В разное время палитру красок подсказывает сама природа.

РЕКЛАМА

— Арт-дилеры утверждают, что для покупателя живописи цветовая палитра полотна может стать решающим фактором при его приобретении. Рассказывают историю, как некий финансист охотился за полотном Матисса ради особого оттенка синего, которого не хватало для воплощения дизайнерского замысла его жены в оформлении интерьера одной из комнат.

— Прекрасно, если человек способен видеть эти оттенки. Один клиент мне недавно сказал, что насчитал в моих работах лишь двенадцать цветов и спросил, почему я не использую остальные. Я ему возразил: «Только оттенков красного на этой картине девять». Он был искренне удивлен.

РЕКЛАМА

— Заметила, что в натюрмортах вы любите изображать гранат.

— Узбекский! Оранжево-коричневый… Я ведь в Узбекистане родился и вырос. До 23 лет прожил в городе Чирчик, недалеко от Ташкента. Закончив художественное училище, работал главным художником театра в Термезе. К слову, мой отец Виктор Михайличенко тоже художник, трудился в Ферганском драматическом театре, а потом, когда переехали в Украину, в театре в Сумах. Его акварели тоже будут представлены на выставке в киевском Доме художника. А что касается фруктов на моих картинах, то гранат и виноград напоминают мне детство. А еще, если вы заметили, частые атрибуты моих натюрмортов чайничек и чашки. В Узбекистане мы всегда пили зеленый чай.

— Как-то особенно его заваривали?

— Сначала заливали чай кипятком в чайничке, потом выливали его в пиалу, накрывали крышкой, а спустя несколько минут опять переливали в чайник. Тогда получается настоящий. Сахар не требуется. Такой чай лучше пить с халвой или шоколадом.

— Директор одного из английских аукционных домов как-то рассказывала мне, что клиенты неохотно покупают натюрморты с убитой дичью — утками, зайцами

— У меня этого в картинах нет.

— Верите в примеры?

— Иногда. Например, на подоконнике в мастерской у меня растет «денежное» дерево, листья которого размером почти со спичечный коробок. Веник в доме мы ставим исключительно прутьями вверх — чтобы деньги водились. А недавно один клиент попросил убрать со стола на картине острые предметы — ножи и вилки. Я пытался его переубедить: эти серебряные приборы так красиво написаны. Но он ни в какую: «Убери — тогда куплю!» Пришлось выполнить его просьбу.

— Мне очень нравится, как вы пишете сирень. Она у вас словно настоящая. А вы какие цветы больше всего любите рисовать?

— Сирень все художники пишут. Нет того, кто не писал. Помню, как мы, студенты художественного училища, сбрасывались в пору цветения сирени и покупали целое ведро. И рисовали… Сейчас мне нравится писать ромашки и васильки. Полевые цветы больше всего по душе. Очень люблю и подсолнухи.

— С тех пор, как их написал Ван Гог, говорят, они популярны во всем мире. Кто-то усматривает в этом цветке модернистский оттенок, иных привлекает то, что в чем-то он сродни солнцу.

— Сейчас у ценителей натюрмортов нарасхват чернобривцы, подсолнухи и калина… Сегодня солнечный день. Я как раз стою у куста калины. Каждая ягодка светится! Обязательно напишу эту красоту.

— Читала, что в Европе сейчас популярны натюрморты, на которых среди прочего изображены книги, музыкальные инструменты…

— Я как-то хотел включить в композицию часы, ведь одно время их коллекционировал. А потом надоело — практически все продал.

— Не думали свои натюрморты «осовременить», включая в композицию смартфоны и айпады?

— Мне близко то, что пишу. Живу я в очень старом доме. Когда мы делали в нем ремонт, под полом нашли монету 1925 года. У нас и посуда, и многие другие предметы быта еще советские. А гаджеты — это не мое. Жена и дочь пользуются ими активно, а я с такой техникой пока на «вы».

— Сергей, как определяете стиль вашей живописи?

— Искусствоведы считают, что это реалистический импрессионизм. А я в последнее время думаю, не заняться ли такого рода современным искусством, чтобы одну картину продать и в космос на эти средства можно было улететь? (Улыбается.) Реализм — это ведь ответственность. Чуть не так что-то написал, сразу все видят. А там можно что угодно изобразить, и никто не придерется.

— Хорошо подметили.

— Сейчас вот из Путивля мне привезли ведро яблок. Они не так красивы, как те, что продаются на рынке, зато настоящие. Их и буду писать. Природа — то, что меня вдохновляет. В ней есть все. И лучше этого ничего не придумаешь.

— Творческого вам вдохновения!

— Спасибо. Мне очень приятно, когда на выставке подходит человек и говорит: «Вы подняли мне настроение».

1897

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів