Блоги

"Висоцький завжди стріляв по скрепах"

18:24 29 января 2018   460
Владимир Высоцкий
Ирина ВЕТРОВА, «ФАКТЫ»

Уже четвертый день в украинском сегменте «Фейсбука» идет война. Позиционная. Потому что абсолютная победа в ней невозможна, а стороны не слышат друг друга. Первый выстрел прозвучал, когда в предъюбилейные дни накануне 80-летия Владимира Высоцкого директор Института национальной памяти Владимир Вятрович написал свой пост:

«І знову про «геть від Москви!»

Не всі щупальця «руского міра» такі огидні і очевидні, як совок і московська церква. Деякі більш симпатичні, вишукані та респектабельні, але не менш небезпечні. «Іроніясудьби», «восьмоємарта», булгакови, пугачови і навіть висоцькі і цої в руках Кремля — ефективні інструменти нагадування про єдиний культурний простір та інструменти його відтворення. А саме культура є фундаментом, на якому кожен імперіалізм зводить храм своєї величі".

И понеслась. Вятровича стали обвинять в том, что он пытается запретить нам слушать Цоя и Высоцкого, читать Булгакова. А ведь они своим творчеством способствовали развалу «совка», возмущалась «Фейсбук"-тусовка.

А известный журналист и культуролог Юлия Пятецкая назвала директора Института национальной памяти «собирательным образом всего, над чем веками смеялась русская литература»:

«Господин Вятрович, конечно, неслучайно среди «щупалец русского мира» упомянул «булгаковых и высоцких». Потому что пусть интуитивно, пусть неосознанно, пусть в бреду, но чувствует неразрывную связь с некоторыми их персонажами. Вообще, наш Вятрович — просто энциклопедия русской жизни. Собирательный образ всего, над чем веками смеялась русская литература. Роскошный культурный диапазон — от Очумелова до Алоизия Могарыча. И напрасно господин Вятрович никаких книжек, кроме своих, не читает. Вот напрасно. Впору бы почитать. Все ж таки историк. «Это вы, прочитав статью Латунского о романе этого человека, написали на него жалобу с сообщением о том, что он хранит у себя нелегальную литературу? — спросил Азазелло. — Вы хотели переехать в его комнаты?»

«Глупым, в грубом значении этого слова, Струнникова назвать было нельзя, но и умен он был лишь настолько, чтобы, как говорится, сальных свечей не есть и стеклом не утираться».

«По мере я трудов и сил,
С тех пор, как числюсь по Архивам,
Три награжденья получил».

«От этих скучных образин дуреешь, Зин».

Не скрывает возмущения словами Вятровича журналист и медиаменеджер Наташа Влащенко:

«Теперь уже Высоцкий Вятровичу не угодил.

Узнайте там, как у него дела с Мона Лизой, Папой Франциском и другими подозрительными персонажами?

Иван Франко помогал большевикам. Не пора ли изъять?

Тарас Шевченко писал повести на русском. Не надо ли нам усомниться в его патриотизме?

Леся Украинка перевела на укр. Манифест Коммунистической партии. Разве это не потакание Симоненко?

Жгите, Вятрович!

Я когда-то спрашивала у вас, почему вы не хотите пойти в школу преподавать детям историю. Вместо того чтобы заниматься устаревшими видами пропаганды. Но теперь понимаю: слава Богу, что не пошли.
А Высоцкий — гений. Его песни — поверх ваших примитивных пропагандистских шаблонов".

Другой журналист, Евгений Якунов, попытался обозначить альтернативу для самых страстных обвинителей Вятровича:

«…друзья мои, русскоязычные!
-------------------------------------------
Киева Булгакова и Высоцкого больше никогда не будет. Есть лишь два варианта. Или Киев будет украинским, или вы сдадите его россиянам и сюда зайдут Гиркин с Безлером, немытые казаки и буряты, забывшие бурятский язык. Третьего варианта нет…»

А Галина Дычковская напоминает прописную истину: любую историческую фигуру можно «использовать» как во зло, так и во благо. Если, конечно, в совершенстве владеть искусством информационной войны:

«Інформаційна війна — це дуууууже тонка річ. Не попадеш в 10, рикошетом тебе покришить.

Отже первинний посил Володі Вятровича — українське ФБ мастурбує на Висоцького, але не ловить екстазу від Стуса. Посил правильний в контексті критики нашого /українського/ відвічного заглядання на чуже і возвеличування чужого та ігнорування свого. Про те, що будь-що в інформаційній війні Кремля проти нас може ставати інструментом війни і поневолення, — посил також правильний. Зверніть увагу: будь-що може ставати інструментом імперської політики. Слова Володі Вятровича теж. Публічні наші люди, фільтруйте базар, — ви публічні.

Неправильний посил у комах між Висоцьким, Булгаковим і Пугачовою. Рязанова я б теж не чіпала, але то буде много букоффф.

Булгаков, яким би геніальним він не був, є імперець в своїй суті і в своїй самодемонстрації. Пугачова попсить при всіх владах і далі буде попсити.
Висоцький (і Рязанов теж) — це постаті, які більше чи менше, послідовно чи не завжди, руйнували тоталітарність, а значить — імперськість Росії.

Так, Москва буде використовувати його в стратегії мишибратья, а ЩО вам боронить використовувати його як руйнатора «рускомірності»?
З позиції українського націоналізму (і спільних наших знайомих з Володею Вятровичем — Василя Кука та мого батька, Дичковського Ореста, через яких, власне, тяглість ідей іде далі) — ВСІ НАРОДИ СВІТУ є рівноправними і рівноцінними. Російський народ як НАРОД є такий самий, як сотні інших народів. Російська імперськість — це відповідальність правлячого класу Росії і мовчазної згоди переляканої чи такої ж імперської більшості. В. Висоцький — постать, яка воює на території Росії з страхом, з брехнею, з людоблизством. (До речі, варто ж використати його українсько-єврейські корені в контрагітації). І мені абсолютно начхати, що при тому він бігав по бабах і пив горілку. Це танк, який стріляє по скрепах Кремля. І треба мудро і виважено йому допомагати. А що скрепи намалюють профіль Висоцького на танку і помчать ним на Донецьк, то завдання контрагітаторів в тім, щоб танкістам такого танка пояснити: Висоцький завжди стріляв по скрепах, і ти так роби, і розвернути танк…"

Пережив первую волну нападок, Владимир Вятрович решил уточнить: он ничего не предлагал запрещать, а лишь предупредил об опасности:

«Дискусію про можливість використання Росією певних діячів культури минулого занесло в бік: можна чи не можна їх забороняти, якщо так, то кого саме. Не пропонував забороняти ні Цоя, ні Висоцького, ні когось іншого, крім тих, хто нині відверто підтримує російську агресію. Повторю: треба лиш не забувати, як їх можуть використати.

Напис на пачці цигарок «Куріння вбиває» — це не заборона курити, а застереження про можливі наслідки. Він стосується не лише цієї пачки, навіть не лише цього бренду, а куріння в цілому".

Не остался в стороне от дискуссии и Виталий Портников:

«Набросились на Володю Вятровича из-за Высоцкого. Удивительно, как люди просто не хотят отдавать себе отчет в том, что живут в изменившемся мире!

В детстве я переписывал тексты Высоцкого от руки (хотя больше любил Галича, для меня именно он был настоящим). И Мандельштама я переписал. И многих поэтов русского Серебряного века знаю наизусть. И по своему первому образованию я — русский филолог. Не украинский.


Тем не менее с того дня, когда я помню себя мыслящим человеком, я прекрасно осознавал — спасибо семье и здравому смыслу — что моя родная культура — это Шолом-Алейхем и «Варничкес», а моя родная история — это восстание Маккавеев и Шестидневная война. И еще я осознавал, что культура страны, в которой я живу, — это Шевченко и Леся Украинка, это песня о Рушнике и Лятошинский. И хотя я прекрасно понимаю, что у меня никогда не будет такого «электрического» контакта с томиком «Кобзаря», как у этнического украинца (а он никогда не поймет, что мы на самом деле чувствуем, когда слышим «Аидише маме»), тем не менее это — мое.

В русской культуре — странно было бы это отрицать — немало культурных вершин (исторических — меньше, это беда любой империи). Но для меня это чужие вершины. Как и польские, немецкие, французские, японские. Я люблю дышать воздухом чужих гор. Но ничто не сравнится для меня с куполами Киева и куполами Иерусалима. Это — другое. Это не горы. Это корни.

Именно поэтому меня еще в юности поражали люди, объявлявшие своим Отечеством Советский Союз. Если честно, я считал их людьми без Родины, обычными приспособленцами. Они потребляли советскую культуру именно в силу чудовищной культурной глухоты, просто не хотели ни на звезды смотреть, ни в себе разбираться. И именно эту культурную глухоту они сейчас защищают, не понимая очень простой вещи: Высоцкий — это не только их собственное прошлое, но и культурное наследие другой страны, чужой цивилизации. И эта цивилизация тоже осталась для нас всех в далеком прошлом. Далеком не по времени — по сути.

Мой старший товарищ Чингиз Айтматов назвал таких людей очень точно — манкуртами. И никто ему тогда не возражал. А теперь почему-то обижаются на практически такое же определение Вятровича. Манкурты — они живучие".

Этот спор, как и всякий другой спор о сокровенном, не закончен, и каждый может задуматься, на чьей он стороне. А тем временем выросло поколение людей — и уже подрастает следующее, — которые ни разу не слышали ни Цоя, ни Высоцкого, ни Пугачевой. Им, казалось бы, не понять наших споров. Но мы-то знаем, что дело вовсе не в фамилиях.

Читайте также
Новости партнеров

— На улице гололед. Мечта о том, что мужчины будут у моих ног, начинает осуществляться. Пока сходила в магазин, двум помогла встать, а с одним даже... полежала!