Украина

Пора собирать урожай: почему фермеры в Украине страдают от атак рейдеров

15:40 13 сентября 2018   620
Полицейские
Михаил СЕРГУШЕВ, «ФАКТЫ»

Четверо суток в Харьковской области в селе Занки была самая настоящая битва за урожай. Все происходило, как в боевике. К сожалению, такая картина для Украины уже становится привычной. Подъехало более 40 грузовиков и четыре комбайна. Потом несколько десятков вооруженных молодчиков в балаклавах вошли на территорию фермерского хозяйства «Строгого» и начали стрелять по людям, которые с голыми руками пытались отстоять элеватор. Были раненые. В кого-то попали резиновыми пулями, а вот у директора фермерского хозяйства Александра Строгому врачи достали металлический шарик из колена. Кроме того, вся спина Александра была в следах от резиновых пуль.

— Да ерунда, — смеется Александр Строгий. - Это как ночью комары покусали. Заживет. Главное, что пока удалось отстоять элеватор. Там зерна на миллионы гривен. Причем зерно там хранится не только наше, но и пайщиков.

— Какие требования к вам предъявляли рейдеры?

— Меня просто поставили перед фактом, что фермерское хозяйство, которое я развивал 20 лет, мне больше не принадлежит. Показывают бумагу, а там написано, что хозяйство теперь называется не «Строгого», а «Слобожанские ланы». И хозяйка тут теперь женщина из оккупированной Горловки! Как такое вообще может быть? Я точно не продавал свое фермерское хозяйство. И вместо меня никто этого сделать не мог. Долгов у меня каких-то нет, чтобы могли отобрать имущество. Но все-таки я решил посмотреть в государственном реестре. Действительно, у моего фермерского хозяйства появилась новая собственница! Более того, уже через день мне показали новый документ. Та женщина из Горловки уже будто бы перепродала хозяйство какому-то мужчине из Киевской области, которого здесь никто и в глаза не видел.

Из элеватора, в котором заперлись рейдеры, их удалось вывести лишь на четвертые сутки. Несмотря на то, что молодчики отчаянно отстреливались, полиция решила не применять оружие. В настоящее время задержаны 22 человека — те, кто был на территории фермерского хозяйства с оружием. Кроме того, в Нацполиции заявили о задержании бывшего командира роты «Восточный корпус» Олега Ширяева, которого подозревают в организации рейдерского захвата.

«К сожалению, в акции участвовало некоторое количество людей, имеющих репутацию атошников и воевавших в тех или иных подразделениях Вооруженных Сил, — заявил глава МВД Арсен Аваков. — Национальная полиция сегодня, я думаю, проведет необходимые действия, задержит и предъявит подозрение одному из руководителей этой структуры — в прошлом достаточно известному человеку, который руководил ротой Нацполиции „Восточный корпус“, господину Ширяеву».

Как стала возможной перепродажа фермерского хозяйства третьим лицам без участия хозяина и почему в Украине процветает рейдерство, разбирались «ФАКТЫ».

— В существующем законе о государственной регистрации много слабых мест, — говорит руководитель общественной организации «Бизнес-варта» Ольга Матвеева. — Согласно этому закону существует три типа регистраторов, которые могут вносить изменения в государственный реестр. Первый — нотариусы. С этим все понятно. Второй тип — работники Министерства юстиции. Они также могут вносить изменения в реестр, у них есть соответствующий доступ. Но есть и третий тип, самый любопытный. Это коммунальные предприятия, которые также могут наделить правом доступа к государственному реестру.

На этих коммунальщиках остановимся подробнее. Почему-то именно их Минюст проверяет меньше всего. А точнее, лишь в самом начале, когда им выдается разрешение на соответствующую деятельность. Знаете, какие требования существуют к регистратору коммунального предприятия? Первое — наличие физического адреса. Второе — у коммунального регистратора должно быть высшее образование, причем совсем не обязательно юридическое. И третье — доступ к программному обеспечению.

— Что же получается? Любой выпускник какого-нибудь вуза, который не бомж и что-то умеет делать, скажем, на планшете, может вносить изменения в государственный реестр?

— Именно так. Если вы отвечаете всем трем перечисленным требованиям, вам могут предоставить ключи к базе данных, где указаны все существующие предприятия, в данном случае — фермерские хозяйства. Если эти ключи попадают в руки мошеннику, он может за короткое время переписать любое предприятие на другого человека. Возможно, так было и в нашем случае. За три дня фермерское хозяйство перепродали дважды. При законной процедуре такое невозможно.

— Тогда это скорее мошенничество, чем рейдерство.

— Думаю, так полиция и должна квалифицировать действия со стороны регистраторов. А вообще — это прецедент. Такого дерзкого захвата я, честно говоря, не помню. Обычно, если происходит рейдерство, то все-таки виноват бывает сам фермер. Где-то ссуду взял и не вовремя отдал, где-то не так подписал документы. Иногда на человека оказывают давление, чтобы он продал свое хозяйство кому-то, а тот не хочет этого делать. Тогда рейдеры переходят к силовому варианту. А тут мы говорим именно о мошенничестве. Пока не понятна ситуация с новыми хозяевами ФХ «Строгого». Знают ли они на самом деле, что являются собственниками? Например, нотариус, которая будто бы заверяла документы на право собственности, уже заявила о том, что об этой сделке ничего не знает.

— Захват предприятия начался еще 7 сентября. Фермер сообщал об этом в полицию?

— В тот же день. Ему ответили, что событие занесено в Единый реестр досудебных расследований, открыто уголовное производство, но документов не показали. И только когда полиция прибыла освобождать элеватор, Строгий увидел документы. На самом деле уголовное производство было открыто лишь через трое суток после заявления!

Мошенники решили провернуть свою аферу в сентябре, потому что это пора сбора урожая. Обычно рейдерские захваты фермерских хозяйств происходят именно в такой период. Это лакомый кусок! Кто-то выращивал, собирал урожай, а ты приезжаешь и забираешь готовое. Сорок 40-тонных грузовиков и четыре комбайна приехали в село Занки! И что самое интересное, пока полиция освобождала элеватор «Строгого», на полях соседних хозяйств орудовали рейдеры, собирая и увозя в неизвестном направлении урожай. По нашим оценкам, ущерб хозяйств, соседствующих с ФК «Строгого», составил 15 миллионов долларов!

Советник главы МВД Михаил Апостол уверен, что на Харьковщине произошло не рейдерство, а обычный бандитский захват.

— Я не думаю, что захватчики фермерского хозяйства собирались работать на земле и дальше выращивать урожай, — говорит советник министра в комментарии «ФАКТАМ». — Скорее всего, их цель была по-быстрому сорвать большой куш и уехать. Именно потому и было такое огромное количество техники возле элеватора.

— Почему такое вообще стало возможным? Как за такой короткий срок рейдеры успели переоформить чужое имущество на третьих лиц?

— За три дня невозможно по закону и один раз переоформить предприятие на других лиц. А тут дважды передавали хозяйство из рук в руки. Я думаю, что в деле с хозяйством «Строгого» поработали хакеры. На мой взгляд, полицейские при освобождении элеватора действовали просто отлично. Они могли бы применить боевое оружие, так как велась стрельба. Но тогда было бы не избежать жертв. Сотрудники полиции вывели из элеватора всех захватчиков фактически без единого выстрела.

— Случаи рейдерства в Украине участились от безнаказанности?

— О каком количестве рейдерских захватов фермерских хозяйств вам известно за последнее время? А я вам отвечу. За 12 последних месяцев — ноль. Ни одного факта криминального захвата земель за год. То, что иногда пишут в прессе, — это миф. В прошлом году были такие случаи в Винницкой, Кировоградской, одесской и Киевской областях. Но и тогда захватить хозяйства не удавалось, потому что приезжала полиция и выполняла свои функции. Я это хорошо знаю, потому что лично выезжал в каждое фермерское хозяйство, где происходили попытки захватов.

— Но злоумышленники тем не менее не оставляют попыток завладеть чужим урожаем.

— Виной тому законодательство. Верховная Рада упростила систему регистрации имущественных прав. Регистраторам дали почти безграничные возможности. Некоторые, нечистые на руку пользуются тем, что у них есть свободный доступ к государственному реестру. Они мониторят ситуацию и знают уязвимые места некоторых фермеров. Знают, кто когда не отдал кредит, кто хотел сэкономить и не совсем прозрачно передал часть своих корпоративных прав третьим лицам. Или при продаже, чтобы снизить налоги, искусственно занижал стоимость предприятия. Злоумышленники умеют пользоваться такой информацией. Приезжают, пытаются шантажировать, захватывают поля. Но голом месте таких конфликтов никогда не возникает.

— За последнее время одной из наиболее громких была история с попыткой захвата со стрельбой фермерского хозяйства в Кировоградской области в июле 2017 года. Какие причины были там?

— Все очень просто. Фермер действительно собирался продать свое хозяйство. Договорились о цене, ударили по рукам. Но покупатель в итоге заплатил меньшую сумму. Хозяин, естественно, отказался отдавать свою собственность. Вот и произошел конфликт со стрельбой.

Я еще раз хочу подчеркнуть: не верьте тому, что пишут иной раз в прессе о том, что бандиты массово захватывают чужие предприятия и остаются безнаказанными. Любое конкретное событие нужно рассматривать отдельно. На беспредел с бандитским отжимом земли просто так никто не пойдет. Сейчас не те времена.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали, что в Одесской области сожгли виноградники знаменитого французского винодела Кристофа Лакарена в Шабо. Он допустил, что поджог может быть делом рук рейдеров.

Читайте также
Новости партнеров

Мужика, стоящего в очереди, нагло толкает женщина и идет дальше. Мужик обиженно: — Ну вот, взяла и толкнула... Женщина вдруг оборачивается и строго смотрит на него. — Вот, блин, еще и напугала!