ПОИСК
Події

«если не вернете деньги, ваши пальцы тоже будут лежать в моей морозилке», — пугал своих должников сотрудник банка, демонстрируя им отрубленную фалангу мизинца

0:00 21 липня 2007
Інф. «ФАКТІВ»
Бывший работник конвертационного центра, где незаконно обналичивали крупные суммы денег, физически и морально издевался над подельником: угрожал отрубить ему руку, а потом принудил мужчину собственноручно отрезать себе два пальца В начале этого года сотрудники Управления службы безопасности Украины в Сумской области получили информацию об афере, оказавшейся одним из звеньев в целой цепи махинаций. На счета местного конвертационного центра, где обналичивали деньги частные предприниматели, были перечислены взятки на сумму в два миллиона гривен. По ходу распутывания сложного клубка преступлений выяснились подробности взаимоотношений двух жителей Сум, причастных к деятельности конвертационного центра. Якобы один занял у другого деньги, но долг вернуть не смог. Кредитор угрожал отрубить должнику руку, а потом принудил мужчину отрезать себе два пальца.

Перед очной ставкой со своим мучителем Игорь пытался покончить с собой

Случай казался диким и неправдоподобным. О том, что «где-то там» террористы могут отрезать заложникам пальцы, слышали. Но чтобы у нас, в Украине? Получить подтверждение этого факта из уст самой жертвы оказалось непростой задачей. Запуганный кредитором — 33-летним Борисом Яковлевым — 32-летний Игорь Смычко (имена участников истории изменены) полгода прятался по хуторам приграничного с Россией района. Бедняга метался от одних родственников к другим и встречи с правоохранителями боялся, как огня.

- Мы более месяца пытались уговорить мужчину пойти на контакт, — рассказывает сотрудник отдела по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Управления Службы безопасности Украины в Сумской области, пожелавший не называть свое имя.  — Пробовали поговорить с ним по телефону — сразу отключал. В конце концов, как-то убедили встретиться. Обещали охрану, полную безопасность, но тот объяснял: «Он меня все равно достанет и убьет». Потом вроде бы согласился, начал давать показания. На допросах плакал, постоянно поили его успокоительным. Когда разговор доходил до эпизода с отрезанием пальцев, его начинало трясти, просился выйти покурить.

Однажды понадобилось провести очную ставку между задержанным и его кредитором. Вечером отвезли Игоря к сестре, от охраны на ночь он отказался. В семь утра приезжаем за Смычко, а его нет. «Куда делся?» — спрашиваем. Сестра плечами пожимает: «Сказал, что к вам поехал». Мы бегом на улицу. А Игорь нам навстречу идет. Лицо зеленого цвета, из рукавов кожаной куртки вода течет. «Я хотел утопиться, — говорит спокойно.  — Купил две бутылки водки, выпил и прыгнул в пруд. Уже начал идти ко дну, но какой-то мужик меня вытащил… » Игорь признался, что до смерти боится Яковлева. Ему было легче лишить себя жизни, чем пережить еще одну встречу с этим человеком.

РЕКЛАМА

Только потом я понял, почему он так дрожал перед Яковлевым, почему позволял издеваться над собой. Борис — человек властный, твердый, явный лидер. Игорь — мягкий, уступчивый, в общем, слабак. Он попал в психологическую зависимость от Бориса еще во время работы в конвертационном центре.

Сотрудники Управления СБУ в Сумской области и отдела по борьбе с коррупцией в органах государственной налоговой администрации в Сумской области несколько месяцев бились над распутыванием схем махинаций в конвертационном центре. Оказалось, что его деятельность обеспечивают три человека. Один из них — сотрудник налоговой администрации — выяснял, кто из местных бизнесменов ведет дела в обход законодательства. Таковых он ставил перед выбором: либо информация о подпольных делишках поступает в прокуратуру, либо на расчетный счет конвертационного центра переводится определенная сумма — за молчание.

РЕКЛАМА

Конечно, предприниматели безропотно перечисляли деньги. Поступление взяток прикрывали фиктивными документами. Счета использовали и в том случае, если друзьям сотрудника налоговой требовалось срочно обналичить крупные суммы. Определенный процент от перечисленных денег оседал в карманах Смычко и Яковлева, курировавших «специальные» счета.

Точную сумму, незаконно перегнанную на счета центра, еще предстоит установить. Проблема пока в том, что бизнесмены, перечислявшие взятки и отмывавшие деньги, содействовать следствию не хотят. Оно и понятно — у каждого рыльце в пушку.

РЕКЛАМА

- Год назад центр закрыли, — продолжает сотрудник отдела, где расследовали этот случай.  — Борис устроился на работу в крупный банк, занимал солидную должность. Игорь попытался начать свое дело, и для этого ему понадобилось семь тысяч долларов. Деньги он занял у Яковлева, однако вернуть в условленный срок не сумел. Смычко ведь привык, что в центре деньги сами шли в руки. Навыков же ведения серьезного бизнеса не имел, поэтому прогорел.

Узнав об этом, Борис заявил, что поставил Игоря «на счетчик»: долг возрос до сорока тысяч долларов! Смычко продал драгоценности супруги, бытовую технику — набралось пятнадцать тысяч. Но Яковлев требовал отдать всю сумму незамедлительно. Начались угрозы в адрес жены Игоря: мол, если она не рассчитается за долги мужа, ее просто убьют. Борис приходил к Марине на работу, подлавливал на улице. «Принеси деньги, иначе тебя на запчасти разберут», — угрожал ей. Женщина испугалась, бросила супруга и уехала в Киев. Потом, когда уже шло расследование, она приехала из столицы и развелась с Игорем. Не выдержала испытаний…

На глазах кредитора должник уколол в руку обезболивающее, выпил стакан водки и отрезал себе фалангу мизинца

Когда жены не стало, Яковлев стал приходить к Смычко домой: запугивал, жестоко избивал. Обычно валил на пол и бил ногами. Угрожал, что расправится с семьей сестры Игоря: мол, прикажу охранникам, чтобы поймали на улице твоего трехлетнего племянника и продали мальчишку за границу.

- Однажды Борис в очередной раз пришел к своей жертве: «Где деньги?» — говорит сотрудник Управления СБУ в Сумской области.  — Игорь съежился: «Все, что мог, я продал. Даже у родителей денег занял. Больше у меня ничего нет». Борис молча избил своего должника. Затем взял кухонный нож, протянул его Смычко со словами: «Или ты сейчас сам отрезаешь себе палец, или я отрублю тебе кисть». Игорь, весь в крови после побоев, сказал, что сделает это сам. Уколол в руку обезболивающее (новокаин), выпил стакан водки и на глазах кредитора отрезал себе верхнюю фалангу мизинца левой руки. Яковлев забрал «трофей» с собой, специально заморозил его в холодильнике. Потом он демонстрировал отрезанный палец другим своим должникам: «Если не вернете деньги, ваши пальцы тоже будут храниться в моей морозилке». В ходе следствия была установлена личность еще одного должника Бориса. Его Яковлев тоже избивал и запугивал, однако до отрезания пальцев дело не дошло.

Об эпизоде отрезания себе пальцев Игорь рассказывал сдержанно и нервно. Более красочно описала милиционе-рам картину его соседка, к которой он пришел уже после ухода Бориса. Позвонил в дверь и, извиняясь, попросил бинт: мол, поранился ножом. Женщина зашла в его квартиру и обомлела: на кухне стены и потолок в крови, как в фильмах ужасов. Вызвала «скорую», Смычко увезли в больницу. Врачам Игорь сказал, что поранился, работая пилой. Ему обработали обрубок обеззараживающими растворами и отпустили домой.

Напуганный словами Бориса, что он может лишиться руки, Игорь взял в долг еще несколько тысяч долларов и отдал их кредитору. Однако Бориса это только разозлило — ему нужна была вся сумма. «Если не можешь отдать деньги прямо сейчас, режь второй палец», — потребовал он. Игорь, выпив водки и уколов новокаин, отрезал себе фалангу безымянного пальца. Но в этот раз сразу же положил ее в холодильник. А когда Борис ушел, достал палец из морозилки и поехал с ним в больницу. Там отрубленный кусок пришили, но действовать, как прежде, он уже не может.

После этого Игорь сбежал из Сум. Борис приехал к его матери: «Где твой сын?» Этого женщина не знала, и банкир, чтобы припугнуть ее, велел своему водителю выйти из машины и показать матери Смычко левую руку. Из рукава выглядывала только культя — кисти не было. «Видишь, что с моим водителем случилось? — обратился к шокированной женщине Яковлев.  — Если твой сын не вернет мне деньги, у него тоже не станет руки… » (Сейчас следствие выясняет, при каких обстоятельствах водитель Бориса Яковлева лишился кисти. )

Мать сразу поняла, что сын попал в беду. Обзвонила всех родных, знакомых. Кто-то сказал ей, что у Игоря отсутствует один палец, а второй вроде бы пришили. Женщина хотела забрать сына к себе, но он убегал от нее, скрывался. Потом пришел. В доме родителей Игорь трижды пытался покончить жизнь самоубийством: отец несколько раз вытаскивал его из петли. Мать билась в истерике, умоляла сына взять себя в руки. Чтобы не мучить родителей, мужчина уехал к родственникам в дальний район, где провел, бегая от хутора к хутору, шесть месяцев.

«Второй палец резать было легче. Я уже знал, что и как надо делать… »

Игорь Смычко проходит под программой защиты свидетелей, и встречи с ним запрещены законом. Журналист «ФАКТОВ» пытался поговорить с родственниками мужчины, но его родители и сестра наотрез отказались общаться с прессой. Объяснили, что им страшно и больно вспоминать о пережитом.

Увидеться с задержанным Борисом Яковлевым тоже не представилось возможным, поскольку он находится в следственном изоляторе по обвинению в вымогательстве с применением насилия — ему сулит лишение свободы на срок от пяти до десяти лет. Удалось побеседовать только с одним из правоохранителей, некоторое время охранявшим задержанного банкира.

- Внешне Яковлев нормальный мужик: на зверя не похож, — говорит милиционер.  — Вел себя спокойно, постоянно звонил жене. Ворковал с ней по телефону: мол, это все неправда, не верь никому — только мне…

Яковлев и следователей убеждает в том, что его оклеветали. Дескать, Игорь тронулся умом и несет бред. Денег у него никто не вымогал и пальцы отрезать не вынуждал.

- Однако показания свидетелей подтверждают все слова Смычко, — говорит работник отдела по борьбе с коррупцией и организованной преступностью.  — Душевное состояние мужчины действительно оставляет желать лучшего: он запуган и подавлен. В первые после начала следствия дни на него было больно смотреть. По коридору ходил, низко опустив голову и сложив за спиной руки, хотя наручники мы на него никогда не надевали. Оглядывался постоянно, как затравленный зверь, дергался. Сейчас Игорь пытается устроиться на работу, начать нормальную жизнь. Я виделся с ним недавно, заметна перемена к лучшему.

Игорю Смычко, очевидно, тоже придется отвечать перед законом. От ответственности он не уклоняется, помогает следствию: раскрывает схемы, называет фамилии клиентов. Единственная подробность, о которой не хочет говорить, — как собственноручно резал себе пальцы. Сказал только: «Второй резать было легче. Я уже знал, что и как надо делать… »

Связана ли зверская жестокость Бориса Яковлева по отношению к своему должнику Игорю Смычко с их совместной деятельностью в конвертационном центре? Почему Яковлев так безжалостно расправлялся с бывшим партнером по бизнесу? Ответы на эти вопросы «ФАКТЫ» надеялись получить в прокуратуре Сумской области, куда для дальнейшего расследования было передано дело. Однако там отказались давать какие-либо комментарии.

- Случай с отрезанием пальцев не имеет никакого отношения к махинациям в конвертационном центре,  — уверяет заместитель прокурора Сумской области Александр Муха.  — Двое мужчин, о которых идет речь, вопросами конвертационного центра вообще не занимались.

Однако что-то в этой истории не сходится. После разоблачения деятельности конвертационного центра по Сумам поползли слухи: мол, клиентами центра были чиновники высокого ранга, влиятельные в городе люди. Дескать, на прокуратуру оказывают давление и требуют поскорее закрыть это дело. Так ли это?

- Это неправда, — твердо заявляет заместитель прокурора Сумской области.  — Ничего подобного следствие не установило. И на прокуратуру никто не давит.

Ставить точку в этой истории пока рано. Следствию еще предстоит ответить на многие вызывающие недоумение вопросы.

534

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів