ПОИСК
Общество и люди

«Медики отправили меня к «двухсотым»: морпех из Херсона потерял сознание после танкового обстрела, а очнулся уже в плену

12:20 7 декабря 2023
Александр Дидур
История украинского морпеха Александра Дидура вполне достойна экранизации в художественной кинолетописи послевоенной Украины. Александр на войне оказался вовсе не случайно: будучи профессиональным военным еще с 2015 года, мужчина вместе с побратимами одним из первых принял бой за Мариуполь, получил тяжелое ранение, уже был записан в «двухсотые», но выжил, однако попал в плен, где провел более года. Надежда на освобождение порой угасала, тем не менее мужчина вернулся домой и полон решимости служить дальше.

«Небо сияло от обстрелов, и не было понятно, это закат или рассвет»

В начале российско-украинской войны в 2014 году Александр Дидур работал барменом в курортном поселке Коблево. Мужчина признается, что жил тогда своей жизнью и на войну особо не обращал внимания. Все изменилось после того, как он узнал о гибели в АТО своего знакомого из Олешек, откуда родом и сам Александр.

«На войне погиб знакомый из Олешек. Не скажу, что это был мой близкий товарищ, но когда я узнал о его смерти, начал интересоваться, что происходит в стране и вокруг нас», — объясняет Дидур.

Имея опыт срочной службы, мужчина подписал контракт с ВСУ и с 2015 защищает Украину.

РЕКЛАМА
Александр защищает Украину с 2015 года

На момент широкомасштабного вторжения Александр Дидур нес службу на мариупольском направлении в составе 36-й отдельной бригады морской пехоты. Это то самое подразделение, которое героически защищало Мариуполь.

РЕКЛАМА

«Я до конца не верил в возможность вторжения, хотя слухи были постоянно. Я думал, что россияне снова станут проводить какие-то учения, как это было раньше, — вспоминает Дидур. — 24 февраля все произошло неожиданно. За несколько дней до вторжения начались точечные обстрелы позиций из тяжелой артиллерии, а в ночь на 24 февраля небо над нами просто сияло. И не было понятно: то ли закат, то ли рассвет, а просто летели снаряды разных калибров. Сначала забрасывали „Градами“, тяжелой артиллерией, а затем поднялись в небо их самолеты. Били по гражданским людям».

«Дуло танка повернулось ко мне»

Нашествие россиян заставило пехотинцев отойти в Мариуполь и занять позиции на заводе «Азовмаш».

РЕКЛАМА

«Мы находились в круговой обороне, держали позиции у театра „Искра“, ведь орки подошли очень близко к заводу», — рассказывает Александр.

В те дни обороны приморского города мужчина и получил тяжелое ранение.

«Сам момент ранения я не помню, ведь у меня внезапно потемнело в глазах, однако тот день запомнил очень хорошо», — объясняет Дидур.

Пехотинец вспоминает, что за позициями его подразделения охотился российский танк.

«Сначала он выезжал из-за многоэтажек и работал издалека. Попадал и по заводу, и по театру, где мы были. „Искра“ загорелась, и мы отошли к четырехэтажному зданию — бывшему заводскому цеху. Танк подъезжал все ближе и однажды выехал совсем не с той стороны, откуда мы его ждали. Он находился метрах в 400 от нас. Я ребятам приказал, чтобы они спустились в бункер, а сам остался на этаже. Потом я только успел увидеть, как дуло танка повернулось в мою сторону. И все… Раздался взрыв. Снаряд попал в стену в 2−3 метрах от меня», — говорит военный.

Но на счастье мужчины, не все послушались его приказа скрыться. Один из побратимов по имени Антон в бункер не спустился.

«Он не убежал, а поднялся за мной, не испугался и в тот момент, когда танк мог и дальше по нам работать, Антон схватил меня за лямки бронежилета и по лестнице стянул вниз в бункер», — рассказывает Дидур.

Александр признается, что побратим, который его не послушал, буквально спас ему жизнь, ведь с такими ранениями он бы не выжил.

«Все лицо обожжено, волос не было — сгорели, выбиты зубы, — вспоминает военный. — Вместо глаз — два надутых шарика, потому что я получил ожоги глаз. Обломки были по всему лицу и в левом глазу, в руках, ноге, а на правой руке оторвало пальцы вместе с автоматом. Кстати, обломок до сих пор есть в моей голове, и это немного нереально — иметь такой обломок и оставаться в здравом уме, да и вообще жить».

Александр считает чудом, что он выжил после такого ранения

Побратимы оказали мужчине первую помощь и под обстрелами перенесли в бункер, где еще оставались медики.

«Но сначала меня определили к „двухсотым“. Это и неудивительно: весь в крови, лицо полностью обожжено… Меня положили и не оказывали помощи, потому что думали, что я уже все. Но, наверное, я подавал какие-то признаки жизни, и мне начали оказывать медицинскую помощь», — говорит морской пехотинец.

Что было дальше, мужчина практически не помнит.

«Я слышал голоса ребят, но потом они начали затихать и удаляться», — рассказывает Александр.

«Палачи уже сами уставали избивать пленных»

Пришел в себя мужчина уже… в плену. 36 бригада морской пехоты пошла на прорыв, а тяжелораненые бойцы попали в неволю к оккупантам.

Первым местом содержания Александра была печально известная Еленовская колония, где в июле прошлого года россияне убили 53 украинских защитника.

«Содержание было жесткое, и издевались над людьми, но не в бараках, а когда вызывали на допросы. Особенно жестко издевались над пленными „азовцами“. Полицейские шокеры, избиение палками — все это было. Один из пленных был ранен, обломок находился у него недалеко от сердца. Однажды, когда его в очередной раз избивали, обломок начал двигаться, вошел в сердце, и человек погиб. Пленных было много, и палачи уже просто устали их избивать, так что они делали по-другому: заводили на допрос и связывали в позе лотоса. Сначала тебе просто не удобно, но 2−3 часа, и человек начинает стонать, судороги сводят по всему телу. Или завязывали руки за спиной и через них забросывали петлю на шею: руки постепенно начинают опускаться, и получается так, что ты будто сам себя душишь», — вспоминает дни ада в Еленовке Дидур.

По словам бойца, не сломаться в плену ему помогли мысли о том, что дома его ждут любимая жена и дети

Читайте также: На месте массового убийства азовцев в Оленовке россияне разбрасывали обломки от «Хаймарсов»: был ли шанс предотвратить теракт

Затем был этап в Горловскую исправительную колонию. Там с пленными оккупанты пытались проводить «политическую» работу, рассказывая, что вся Украина уже захвачена и остался только Киев.

«Они говорили, что пытаются нас отдать назад, а Украина просто не хочет нас забирать, потому что мы ей не нужны. То есть пытались морально задавить. Но каждый день я слышал взрывы, это означало, что война продолжалась и мы не проиграли. Впрочем, в плену со всем соглашаешься, потому что один неправильный взгляд и тебя просто могут забить. Забить чем угодно: резиновыми шлангами от стиральной машины, железной линейкой… Тем, что находится под рукой», — объясняет военный.

Александр Дидур провел в плену долгих 15 месяцев.

«Если быть честным, то надежду на освобождение я иногда терял. Поддерживала мысль о том, что моя жена дома, что у меня двое детей, что все будет хорошо. Я очень верил, что настанет мое время и я вернусь домой. Вопрос был только в том, когда же он наступит? Кого-то забирают на обмен, но не тебя, и огонек надежды в душе постепенно начинает угасать», — делится эмоциями защитник.

«Мы все казаки»

Однако время Александра все же наступило.

«Однажды назвали мою фамилию и забрали. Но я не знал, что еду на обмен, ведь в плену ты не понимаешь, везут тебя снова по этапу или нет. Я поверил, что наконец-то дома, когда встретились два автобуса: наш и автобус с российскими пленными. Наша охрана вышла, и мы перешли в другой автобус. Когда там нас поздравили „Слава Украине!“, мы со знакомым переглянулись, мол, а может, не надо пока отвечать „Героям слава“, потому что это могла быть какая-то провокация. Но все закончилось хорошо», — вспоминает морпех.

После завершения реабилитации Дидур планирует вернуться на службу в свое подразделение в качестве инструктора

Мужчину еще ждут сложные операции и период восстановления, ведь, кроме пальцев на руке, Александр потерял и один глаз. После завершения реабилитации Дидур планирует вернуться на службу в свое подразделение как инструктор.

По словам морпеха, Украина одержит победу, потому что: «У нас есть корни! Крепкие, настоящие! Мы все казаки. У каждого украинца есть казацкий чуб, даже если он его и не выстриг. Потому что это наши корни. Наши люди всегда за свободу, за свое. Не лезь к украинцу — и у тебя не будет проблем. Но если ты уже лезешь, то тебе капец», — резюмировал Александр Дидур.

Получить помощь украинцам с инвалидностью можно на сайте организации EnableMe Ukraine. Вы можете задать вопросы эксперту и получить бесплатную помощь в сообществе EnableMe.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали историю студента-физика Андрея Голопапы, который в 18 лет оказался на войне, получил тяжелое ранение, потерял конечность, однако вместо жалости к себе исповедует активную помощь своим побратимам.

Читайте также: «На ужин давали „деликатес“ — немытая вареная картофельная шелуха, перемешанная с какой-то непонятной рыбой»: рассказ о пребывании в российском плену

1865

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров