БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Культура Судьба

Нина Дорда: «Знаменитые „Ландыши“ Оскар Фельцман написал за 15 минут»

7:45 8 февраля 2013   5247
Оскар Фельцман
Таисия БАХАРЕВА, «ФАКТЫ»

На днях ушел из жизни легендарный советский композитор

На занятия музыкой маленького Оскара Фельцмана благословил сам Дмитрий Шостакович. Однажды композитор приехал в Одессу, и ему показали местное семилетнее дарование. Этим вундеркиндом и оказался будущий знаменитый композитор, автор множества песен, ставших всенародно любимыми, Оскар Фельцман. Он закончил Московскую консерваторию, писал музыку для оперетт, но популярным его сделала эстрада. Первая же песня «Теплоход», исполненная Леонидом Утесовым, стала шлягером. Потом были «Ландыши», «Мой Вася», «Огромное небо», «Разве тот мужчина», «Баллада о красках», «Ходит песенка по кругу». Сам Никита Хрущев, рассказывают, любил напевать: «На пыльных тропинках далеких планет…» А в знаменитом зале «Россия» уже многие годы перед каждым концертом вместо привычных звонков звучит мелодия его «Курантов». Оскар Борисович, несмотря на то, что ему перевалило за 90, по-прежнему творил. Он признавался, что музыка звучит у него в душе. Знаменитый композитор несколько раз давал интервью журналистам газеты «ФАКТЫ»: рассказывал о своей жизни, друзьях, вспоминал о самом близком своем товарище Роберте Рождественском. За две недели до смерти «ФАКТЫ» связались с Оскаром Борисовичем по телефону, позвонив ему домой в Москву. На вопрос о здоровье Фельцман едва слышным голосом произнес: «Я себя очень плохо чувствую. К сожалению, не могу сейчас говорить. Передавайте привет Украине, которую я очень люблю…»

— С Оскаром Борисовичем я познакомилась в 50-х годах прошлого века, — вспоминает заслуженная артистка России, первая исполнительница песни «Ландыши» Нина Дорда. — Боже, как давно это было! В то время я уже работала в знаменитом джазовом оркестре Эдди Рознера. Мы были очень известны в Москве. На наши концерты приходили Утесов и Бернес. Бывал на концертах Эдди Рознера и Оскар Фельцман. Он считался молодым, подающим надежды композитором. Его песенка «Теплоход», которую исполнял Леонид Утесов, была очень популярна. Но первое мое знакомство с Оскаром Борисовичем произошло, когда я пришла к нему домой.

— Вот так, запросто?

— В то время считалось нормальным, чтобы молодой исполнитель приходил к композитору. Конечно, я сначала перезвонила Оскару Борисовичу, представилась. На что он галантно заметил: «Ниночка, я вас знаю». И пригласил меня к себе. Он тогда только получил квартиру в новом доме, специально построенном для семей композиторов в самом центре Москвы. Там жили Арно Бабаджанян, Оскар Фельцман. До сих пор живет Людмила Лядова. У Фельцманов была по тем временам огромная квартира, состоящая из трех комнат. Помню, дверь мне открыла супруга Оскара Борисовича Евгения Петровна. Это была очаровательная, радушная женщина. Она проводила меня в кабинет мужа. Композитор сидел за фортепиано, что-то наигрывал и очень приветливо пригласил меня войти. Знаете, в нем нинкогда не было звездности. Да мы в то время и слова такого не слышали. Я спела ему что-то из своего репертуара. Оскар Борисович сказал, что у меня очень мелодичный, чистый голос, и подытожил: «Нина, я буду с вами работать».

*Джазовый коллектив Эдди Рознера, в котором пела Нина Дорда, был очень популярен в Москве

— Это означало, что вы получали песни из рук самого Оскара Фельцмана?

— В советское время была немного другая схема. Новые песни попадали сразу в библиотеку Москонцерта, где их мог взять любой исполнитель, который затем лично шел к композитору и говорил, что будет их петь. Такая же история случилась и со знаменитой песней «Ландыши».

— А я была уверена, что первой ее спела Гелена Великанова.

— Сейчас очень трудно установить, кто действительно первым спел «Ландыши». Я взяла эту песню в Москонцерте и записала ее на радио. А вот Гелена Великанова впервые выступила с ней по телевидению и, конечно, ее услышали гораздо больше людей. Хотя музыканты, которые одно время работали с Геленой, мне рассказывали, что именно они подсказали ей обратить на песню внимание. Но я не гонюсь за славой первой певицы «Ландышей». Для меня это никогда не было очень важно. Тем более сейчас, когда Оскара Борисовича уже нет в живых.

— Фельцману нравилось ваше исполнение этого хита?

— Однажды на концерте в Доме ученых он даже сам мне аккомпанировал. А вы знаете, что у Оскара Борисовича после выпуска этой песни были серьезные проблемы? Ведь «Ландыши» очень не понравились большому партийному руководству. Считалось, что песенка совершенно не патриотичная, не соответствующая законам советской музыки. За «Ландыши» досталось всем, и мне в том числе. Одно время ее вообще запрещено было исполнять. Слишком простенькой она казалась на фоне грандиозных коммунистических задач. Оскар Борисович очень переживал по этому поводу, говорил, что не понимает, за что его так ругают. Кстати, он рассказывал, что песня на стихи Ольги Фадеевой родилась буквально за пятнадцать минут. Фельцман вообще работал очень быстро. А история, связанная с «Ландышами», затянулась более чем на 20 лет. Только в 80-е песня была полностью «амнистирована». Правда, это никогда не мешало мне исполнять ее на концертах. Народу было все равно, что о ней говорят. «Ландыши» обожали, и как только звучали первые слова «Ты сегодня мне принес не букет из пышных роз…», публика тут же их подхватывала и пела уже вместе со мной.

— Говорят, Оскар Борисович и сам неплохо пел.

— Да, у него был хороший голос, с небольшой вибрацией. Кстати, и Ян Френкель, и Марк Фрадкин замечательно исполняли свои произведения. Но Оскару Борисовичу это доставляло явное удовольствие. Он очень любил сесть к роялю и исполнить что-нибудь из своих сочинений. Говорил, что ему очень дороги все песни, которые он написал вместе с Робертом Рождественским. Они ведь были очень дружны. Иногда, когда я приходила к Оскару Борисовичу, то заставала у него в гостях Роберта Ивановича. Оба любили работать в уютном кабинете Фельцмана. Оскар Борисович был еще и прекрасным пианистом. Любил рассказывать истории о том, как начал заниматься музыкой в пять лет, а в семь уже написал свою первую композицию. Он родился в Одессе и всегда с нежностью вспоминал об этом городе. После работы, бывало, Оскар Борисович приглашал на чашку чая. Мы шли на кухню, где его супруга уже расставляла красивые фарфоровые чашки, сама садилась с нами за стол и непременно звала маленького Володю — их сына.

*Несмотря на преклонный возраст, композитор до последних дней творил. Он признавался, что музыка звучит у него в душе

— Владимир ведь стал известным пианистом?

— Мировой звездой. Правда, он уже давно уехал в Америку. Помню, однажды Оскар Борисович, рассказывая об этом, признался, что очень рад за сына, потому что в Советском Союзе у того не было возможности для развития.

— Но получается, что после смерти супруги в 2000 году Оскар Борисович остался в московской квартире один?

— Да, он решил не уезжать в Америку. С Евгенией Петровной он прожил счастливых 60 лет. Это был замечательный брак, хотя в молодости ходили всякие разговоры. Например, был слух о том, что у Оскара Фельцмана бурный роман с популярной советской эстрадной певицей, красавицей Руженой Сикорой. Но так ли это, никто точно не знал, и семьи своей Фельцман не разрушил.

— Он был привлекательным мужчиной?

— Его нельзя было назвать красавцем — невысок, худого телосложения. Но он был удивительно обаятельным человеком, с потрясающим чувством юмора. Ему можно было позвонить в любой момент, попросить совета, и он никогда бы не отказал. Кстати, после смерти супруги Фельцман не остался одинок. Последние годы жизни он провел вместе с прекрасной женщиной Ниной Карановой, которая долгие годы жила по соседству с его семьей. Вот такая история.

— «В кино смотрела я вчера Жерар Филиппа, А все казалось мне, что это ты…» — узнаете?

— Конечно, «Мой Вася». Это одна из самых моих любимых песен. Оскар Борисович написал ее специально для оркестра Эдди Рознера. Я стала ее первой исполнительницей. Песенка получилась очень легкой, веселой. Помню, я как-то спросила композитора, о ком она, есть ли у «Васи» прототип. На что Оскар Борисович лишь улыбнулся, сказав, что посвятил ее мужчинам, которых любят. Еще один хит Фельцмана навсегда вошел в мой репертуар — «Ходит песенка по кругу». Позже ее блестяще исполнял Эдуард Хиль. Но, знаете, у нас никогда не было конкуренции. Всем хватало пространства, публика с удовольствием шла на концерты, а мы полжизни проводили в гастрольных турах. Надо было ведь как-то зарабатывать. За выступление мне тогда платили восемь рублей. Но когда ты находишься по полгода на гастролях, понятно, накапливалась немалая сумма денег. Кстати, я стала первой женщиной советской эстрады, которая села за руль собственной «Победы». Помню, как-то я подъехала к дому Оскара Борисовича на авто, и он не переставая меня спрашивал: «Ниночка, как же вам не страшно за рулем?»

— И что, действительно не было страшно?

— Ни капельки! Меня научил водить машину мой муж — пианист Михаил Липской. К тому же тогда в Москве не было такого огромного количества автомобилей, поэтому я за пару минут добиралась куда мне надо. А вот Фельцман водить машину не любил. У него всегда был шофер.

— Вы уже более 15 лет не выходите на сцену. Последние годы встречались с Оскаром Борисовичем?

— К сожалению, очень редко, поскольку и он, и я были пожилые люди. Одна из наших последних встреч состоялась на 9 Мая, на концерте, посвященном ветеранам. Мы вышли на сцену, держась за руки. Оскар Борисович сел к роялю, взял первые аккорды «Ландышей», а я запела. Знаете, после выступления у меня слезы стояли в глазах. Был растроган и Оскар Борисович. «Это наша с тобой история», — помню, сказал он. Фельцман уже себя неважно чувствовал, ему тяжело было говорить, но глаза у него были все такими же лучистыми и немного лукавыми, как и 50 лет назад, когда я впервые его увидела…

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 3 м/с  C-В
Давление: 744 мм

– Мама, купи собачку. – Нет! – Ну купи... – Я же тебе сказала: продай ее кому-нибудь другому.