ПОИСК
Події

«Увидев два окровавленных трупа в квартире, Женя поначалу даже не понял: этот кошмар наяву или все ему снится?»

6:00 14 січня 2014
Інф. «ФАКТІВ»
Бершадский районный суд Винницкой области приговорил к десяти с половиной годам лишения свободы 21-летнего парня, которого пять лет назад, в 16-летнем возрасте, обвинили в двойном убийстве

Новости в небольшом городке Ладыжин Винницкой области распространяются быстро. В конце октября 2008-го, после того как милиционеры обнаружили в одной из городских квартир зверски убитых мужчину и женщину, местные жители не на шутку испугались — может, какой-то маньяк орудует? А вскоре удивились, узнав, что «маньяк» — это школьник Женя, которому только исполнилось 16 лет. Милиционеры задержали подростка по подозрению в совершении преступления. Многие из тех, кто знал Женю и его семью, были уверены — следствие что-то напутало, но обязательно во всем разберется, и настоящий преступник, зарезавший людей, будет установлен и наказан. Однако иных версий следствие не отрабатывало…

Все пять лет, пока шло досудебное расследование, а затем уголовное дело «перекочевывало» из одного районного суда в другой, парень, обвиняемый в двойном убийстве, пребывал под стражей. Он так и не окончил школу, не поступил в вуз, хоть и мечтал учиться. Женя вырос за решеткой — ему уже 21 год…

«Мой внук оказался не в том месте и не в то время»

— Мы с детьми гостили у бабушки в селе, когда два незнакомца в гражданской одежде, представившись сотрудниками Ладыжинского городского отдела милиции, сообщили, что ищут старшего сына, Женю, — рассказывает мать Евгения Оксана Васильевна. — Как оказалось, оперативники хотели его расспросить об обстоятельствах гибели 43-летнего Виталия и его сожительницы, 52-летней Людмилы. Виталий, который в свое время побывал в тюрьме, работал грузчиком на базаре у моего брата-предпринимателя, и Женя немного с ним общался. Когда милиционеры заявили, что разговор с моим сыном состоится в райотделе, я, конечно же, поехала вместе с ним.

В кабинете начальника милиции, кроме правоохранителей, находилась и прокурор. Я тут же заявила: если сына хотят допрашивать, буду рядом, ведь он несовершеннолетний. Но меня успокоили: дескать, Женя проходит по уголовному делу как свидетель, поэтому не стоит волноваться, и попросили удалиться. Я вышла, а вскоре услышала за дверью разговор на повышенных тонах: «Нам сказали, что это ты убил! Пиши явку с повинной!» Залетев в кабинет и увидев совершенно растерянного сына, крикнула ему: «Ничего не пиши и не подписывай!» Меня тут же выставили за дверь. Тогда я позвонила адвокату. Когда защитник прибыл, прокурор его заверила, что никаких противоправных действий с несовершеннолетним не совершали. Поздно вечером Женю вывели из горотдела в наручниках, швырнули в машину и увезли. Куда — не сказали.

*По словам родных, Женя, страдающий пороком сердца, был физически слабым ребенком. На фото школьнику 14 лет

Евгений не скрывал, что в тот вечер был в квартире у потерпевших Виталия и Людмилы. Рассказал, что вместе с ними распивал спиртное мужчина, недавно освободившийся из заключения. Имени и фамилии его Женя не знал. Парень заметил, что у Виталия с гостем произошла ссора из-за какой-то сумки. Грузчик даже выставил приятеля за дверь, а тот, разозлившись, пообещал вернуться. Ушел из квартиры и Евгений. А спустя время, заглянув туда снова, увидел окровавленные тела: хозяйка Людмила лежала на диване с распоротым животом, а ее сожитель Виталий — на полу в коридоре. Бывший заключенный стоял посреди комнаты с ножом…

— Вскоре этот зэк пришел к нам домой и попросил позвать Женю, — вспоминает бабушка Евгения Маргарита Петровна. — Я спросила, что общего у него может быть с моим внуком? Ничего не ответив, мужчина ушел. А затем я видела, как незнакомец, активно жестикулируя, общался с Женей в школьном дворе. Позже мы узнали, что зовут его Гена (имя изменено. — Авт.) и именно этот человек навещал Виталия и Людмилу в ночь трагедии. Внук признался, что мужчина грозился зарезать и его, и младшего брата, если Женя скажет милиции о том, что Геннадий тоже находился в квартире. Несколько дней после случившегося внук боялся сам ходить в школу и просил нас с дедом встречать его после занятий. Когда же мы спросили, почему он сразу не рассказал, что знает об этих жутких убийствах, мальчик ответил: для него произошедшее стало таким ужасным потрясением, что поначалу даже не мог понять — этот кошмар случился наяву или ему приснился.

Я так думаю, что два бывших заключенных устроили кровавые разборки, а Женя, как говорится, оказался не в том месте и не в то время. В суде некоторые свидетели рассказали, что когда грузчик Виталий перебирал со спиртным, он становился чрезвычайно агрессивным. Да и его гость любил заглянуть в рюмку, даже пытался лечиться от алкогольной зависимости.


*Мама парня Оксана Васильевна и его бабушка Маргарита Петровна пять лет добиваются справедливости

По версии следствия, подросток зарезал женщину, а затем расправился с ее сожителем-грузчиком

Досудебное следствие, проводимое винницким областным управлением милиции, сначала рассматривало версию о том, что школьник увидел, как Виталий, поссорившись с Людмилой, буквально исполосовал ее ножом. Затем, чтобы не оставлять в живых свидетеля преступления, набросился и на Женю. Защищаясь, парень выбил нож из рук злодея и по неосторожности смертельно ранил обидчика. Однако Евгений настаивал, что он никого не убивал, а с ножом по квартире, угрожая порезать всех, бегал гость, бывший заключенный.

В свою очередь Геннадий (неоднократно судимый за кражи и другие преступления) твердил, что дома у Людмилы и Виталия в ту злополучную ночь он не был и о происшедшем ничего не знает. Дескать, школьник все придумал, чтобы отвести подозрения от себя. Спустя время, когда свидетели подтвердили, что видели мужчину в квартире, он неожиданно «вспомнил»: да, засиделся в тот вечер допоздна у приятеля Виталия. Изрядно выпив, они поссорились, Женя зачем-то вмешался и… ударил его в лицо. Спасаясь от разъяренного подростка, Геннадий заскочил в ванную. Слышал, как кто-то — то ли Виталий, то ли Женя — пошел в комнату, где на диване спала Людмила. Когда женщина закричала, он открыл дверь и увидел, что хозяйка мертва, а школьник дерется с Виталием. Кухонным ножом с розовой ручкой, которым недавно резали апельсины, парень наносил удары по спине Виталия. Затем Женя поломал нож и выбросил лезвие в кусты под балконом. Геннадий сообщил, что вышел из квартиры вместе с подростком и по дороге все сетовал, что в милиции вряд ли поверят, что он, неоднократно судимый, непричастен к убийствам. Именно по этой причине, объяснил мужчина, поначалу отрицал, что был в гостях. Кроме того, опасался, чтобы «разъяренный школьник» не прикончил его за «правду».

Странно, что бывший заключенный испугался подростка, который не только слабее физически, но и, как утверждают Женины родственники, страдает врожденным пороком сердца. Трудно поверить и в то, что Евгений осмелился драться с Виталием — сильным, крепким мужчиной, ранее судимым за нанесение телесных повреждений.

Непонятно, почему правоохранители надлежащим образом не проверили алиби вышедшего из тюрьмы Геннадия, у которого был мотив совершить убийства. Но даже если предположить, что именно Женя в ту ночь превратился в кровавого терминатора, то грузчик наверняка оказывал яростное сопротивление. Об этом свидетельствовали многочисленные раны на руках погибшего. Но «боевых отметин» у Евгения, задержанного на четвертый день после случившегося, не было! В то же время проходящий по делу свидетелем Геннадий вернулся домой с разбитым лицом. Об этом в суде сообщила его мать.

Судьи Тростянецкого районного суда, по очереди рассматривавшие уголовное дело, не смогли вынести приговор. Они констатировали, что в деле, кроме показаний Геннадия и явок с повинной подозреваемого школьника, противоречивших одна другой и написанных, как он утверждал, под давлением сотрудников милиции, доказательств вины Евгения нет. Дело направили на дополнительное расследование. Никаких новых обстоятельств выявлено не было, однако школьнику инкриминировали уже… двойное убийство! И все потому, что Геннадий окончательно «вспомнил» подробности происшедшего. Дескать, именно Женя, будучи сильно пьян, пошел в комнату к Людмиле, спавшей на диване, и без всякой причины нанес ей несколько ударов ножом — в шею, грудь и живот — от которых женщина умерла. Затем занялся Виталием, поспешившим на помощь сожительнице. Таким образом, несовершеннолетнему Евгению предъявили обвинение в «умышленном убийстве Людмилы, совершенном с особой жестокостью из хулиганских побуждений, и умышленном убийстве грузчика Виталия, совершенном с особой жестокостью, с целью скрыть ранее совершенное преступление» (странно, что при таком «раскладе» подросток оставил в живых свидетеля-зэка).

Узнав о том, что его обвиняют еще в одном тяжком преступлении, Евгений, не устававший повторять, что никого не убивал, заявил, что кроме того, о чем сообщал следствию с самого начала, сказать ему больше нечего. А явки с повинной писал, чтобы его не били.

«Вина Евгения не доказана, поэтому единственно правильный приговор — оправдательный»

— С самого начала следствия рассматривалась лишь одна версия — по обвинению несовершеннолетнего школьника в жутких убийствах, — говорит адвокат Евгения Николай Гавриленко. — Почему? Да потому, что на подростка легче надавить, его можно быстрее склонить к самооговору. При этом ни одного доказательства, свидетельствующего о причастности Жени к данным преступлениям, следствием не добыто — ни досудебным, ни судебным. К тому же у Евгения не было мотива лишать жизни тех людей. Впрочем, причина кровавой бойни до сих пор не установлена.

Кроме того, во время обыска правоохранители Ладыжинского горотдела милиции с грубейшими нарушениями уголовно-процессуального законодательства изъяли джинсы и футболку, в которых подросток был в день трагедии. Из-за того что вещи должным образом не были описаны, упакованы, опечатаны, в зале заседаний предъявили другую футболку, на два размера больше и всю в крови. Джинсы тоже оказались чужие. Даже милиционер, свидетельствовавший в Тростянецком районном суде, признал, что передавал на экспертизу не эту одежду. По-видимому, доказательства просто хотели сфабриковать.

— Не найден и нож, являющийся орудием преступления, — комментирует еще один адвокат Евгения Александр Белошкурский. — На лезвии кухонного ножа, которым, как считает следователь, совершены убийства, не обнаружены отпечатки пальцев и следы крови. По нему проведено несколько экспертиз. Во время первой специалист пришла к выводу: маловероятно, чтобы потерпевшие были убиты этим ножом. Во время повторной — снова обтекаемая формулировка: «не исключено, что именно этим орудием были нанесены смертельные удары». При такой неопределенности назначается третье исследование. В этот раз группа экспертов, учитывая характер травм пострадавших, пришла к выводу, что раны нанесены колюще-режущим предметом типа финского ножа, с четко выраженным П-образным обушком. Где этот финский нож? Он не найден.

В уголовном деле сплошная чехарда — неточности, предположения, несоответствия… Судить человека за столь тяжкие преступления можно лишь при условии доказанности его вины. А поскольку вина Евгения не доказана, единственно правильным приговором был бы оправдательный!

В последнем слове Евгений в который раз сообщил, что никого не убивал, и попросил коллегию судей поверить ему и тщательно разобраться в ситуации. Спустя 20 минут вернувшийся из совещательной комнаты судья Руслан Хмель огласил приговор: парня признали виновным в двойном умышленном убийстве и осудили к десяти с половиной годам лишения свободы. Евгений и его адвокаты подали апелляционную жалобу.

— Осужденный так и не признал свою вину, к тому же отказался отвечать на вопросы обвинения, которых собралось немало, — считает прокурор Бершадской районной прокуратуры Винницкой области Юрий Шеремета, представлявший в суде государственное обвинение. — Он обманывал следствие, скрывал действительные обстоятельства происшествия. Почему с самого начала в убийствах подозревали только Евгения и никого другого — вопрос не ко мне, я это дело не расследовал… Считаю, в данном случае уместно процитировать положение из Конституции Украины о том, что «человек, его жизнь и здоровье, честь и достоинство, неприкосновенность и безопасность — наивысшая ценность». Добавлю — каждый, кто посягнул на эту ценность, должен быть наказан.

Правильные слова, если они адресованы тому, чью тяжкую вину установили абсолютно достоверно.


*В день оглашения приговора жители Ладыжина, уверенные в невиновности Евгения, пикетировали Бершадский районный суд

Фото автора и из семейного альбома

6130

Читайте нас у Telegram-каналі, Facebook та Instagram

Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів