БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина

«После кесарева сечения мне влили донорскую кровь, и это убило мои почки»: в Полтаве спасают мать троих детей

13:34 12 июля 2019 5565
Маргарита Заец

Свой 22-й день рождения Маргарита Заец встретила в нефрологическом центре Полтавской областной клинической больницы. С утра проведать женщину приехали ее отец и трехлетний сын Никита — подарили красивый букет цветов.

— Самый главный подарок для меня сегодня — это приезд сына, — говорит Маргарита. На печальном лице молодой мамы на какой-то миг появляется счастливая улыбка. — Но еще мне так хотелось бы в этот день находиться рядом со своими крошечными дочками-близнецами — Викой и Вероникой… Им уже скоро два месяца, и за это время я видела девочек всего пятнадцать минут. Даже на руках не подержала. Сейчас их растят мои родители. С мужем мы расстались еще до рождения малышек. Беда в том, что в Миргороде, в родильном отделении, меня так «спасали», что довели до критического состояния: отказали почки и развился сепсис.

«Никита очень хотел увидеть маму, и мы с ним приехали в больницу навестить Маргариту», — говорит отец женщины Владимир Заец

— Как все произошло?

— Было воскресенье, и никто из врачей ко мне не заходил. Со мной была мама. Днем, ближе к обеду, пришла медсестра и сказала, что мне надо влить кровь. Повесила на стойку 400-граммовый пакет с эритроцитарной массой. Поначалу я нормально себя чувствовала. А когда оставалась половина пакета, спросила медсестру: «Может, хватит?» Она ответила: «Крови много не бывает».

— Вы уже чувствовали себя плохо?

Некомфортно. А к концу процедуры состояние резко ухудшилось: появилось жжение в груди, тошнило, затем началась рвота. Тогда медсестра отключила меня от капельницы и с удивлением сказала: «Первый раз такое вижу». Позже измерила давление. И это была вся «помощь». Врача не вызвала.

Тем временем роженице становилось все хуже: ее бросало то в жар, то в холод, у нее перестала выделяться моча. Всю ночь Маргарита не могла уснуть. И только в понедельник утром ее осмотрела заведующая отделением Елена Астафьева. Состояние молодой женщины было очень тяжелым, ее перевели в реанимационное отделение. Там Маргарите сделали анализы, УЗИ почек и немедленно выписали направление в областной нефрологический центр. Но время было упущено…

«Я нахожусь в больнице и трижды в неделю по четыре часа провожу на гемодиализе»

Близняшки Вика с Вероникой «попросились» на свет на месяц раньше срока. 11 мая Маргариту доставили в родильное отделение Миргородской городской больницы и сделали кесарево сечение.

— В воскресенье мама была со мной в больнице и принесла мне дочек, чтобы я их хотя бы увидела, — рассказывает Маргарита — мама троих детей сама еще похожа на подростка. — Это было наше единственное свидание. После того как мне стало плохо из-за вливания донорской крови, я потеряла счет времени. Знаю, что еще в Миргороде меня пытались спасти в отделении реанимации, затем отправили в Полтаву. Когда я уже немного пришла в себя и смогла общаться, один врач сказал: «У тебя острая почечная недостаточность». Тогда этот диагноз мне ни о чем не говорил. Попросила объяснить доктора, что это значит. Он сказал: «Не смертельно, но будешь привязана к аппарату по очистке крови». Главное, что я поняла из его ответа: жить буду.

Свой 22-й день рождения Маргарита Заец встретила в больнице. Родные привезли ей в подарок букет красивых роз

Теперь Маргарита уже хорошо знает, что такое «быть привязанной к аппарату». На гемодиализе она проводит по четыре часа трижды в неделю. Молодая женщина плохо переносит очистку крови: во время диализа у нее поднимается давление до 160/90. Когда его начинают сбивать и оно резко падает (до 100/70), у женщины немеют ноги, от еды тошнит и выворачивает.

— Процедура для меня мучительная, — продолжает Маргарита. — Увы, медики не говорят, когда смогут меня выписать, и эта неизвестность морально убивает. А миргородские врачи, которые испортили мне жизнь, можно сказать, превратили в инвалида, даже не чувствуют своей вины…

Думать о будущем Маргарита пока боится. Если не удастся запустить работу почек, то в ближайшей перспективе придется ездить из Миргорода в Полтаву (неблизкий свет) на гемодиализ. А затем понадобится операция по пересадке почки.

«Врачи за десять минут из здоровой женщины сделали инвалида и теперь пытаются снять с себя вину»

Основная тяжесть ухода за новорожденными легла на плечи 56-летней бабушки Наташи, которая вынуждена была взять на работе больничный лист, чтобы находиться с внучками круглосуточно. Узнав о проблемах семьи, подключились волонтеры — принесли малышам и искусственное питание, и одежду.

— С детками мы справимся. Куда нам деваться? — улыбается внучкам Наталья Алексеевна. — Девочки хорошо набирают вес. Когда берешь их на руки, уже чувствуешь вес. Обидно только, что Маргариточка так и не подержала дочек, не приложила к груди… Для нас главное, чтобы у нее все было хорошо.

Читайте также: «Нашей семье нужны две донорские почки»: молодожены из Николаева надеются дождаться трансплантации

— Мама говорит: «Ждала внучек, а получила дочек», — грустно улыбается Маргарита. — Потому что с первого дня она с детками: и купает, и кормит, и ночами не спит…

— Ничего, вынянчим, вытянем! — подбадривает Маргариту отец Владимир Алексеевич Заец. — Ждать участия, а тем более помощи от местных врачей бесполезно. За десять минут из здоровой женщины они сделали инвалида и теперь так цинично перекладывают вину на пациента. После их «лечения» еле доставили Маргариту в Полтаву. В «скорой» дочку сопровождала супруга. До сих пор страшно вспоминать об этом. Звонит по дороге: «У Маргариты отказала почка», а потом через некоторое время: «Отказала другая». Еще немного, и мы потеряли бы дочь. Так сказали врачи в Полтаве.

— Вы будете добиваться наказания виновных?

— Подали заявление в полицию, там возбудили дело по факту халатности медиков. Но понесет ли кто-либо наказание, у нас большие сомнения.

— Пациентка поступила в областную клинику в тяжелом состоянии, моча у нее не выделялась, — рассказывает заведующий нефрологическим центром Полтавской областной клинической больницы Алексей Панченко, не комментируя действий своих коллег из Миргорода. — Креатинин — конечный продукт белкового обмена, который выводится из организма через почки — зашкаливал. При норме 53—97 единиц он достигал 1000, что указывало на патологические изменения в почках, развившиеся в результате инфицирования. Первые сеансы промывания на аппарате «искусственная почка» ей провели в отделении реанимации. А когда кризис миновал, перевели в наш центр.

Врач с осторожностью говорит, что за несколько недель интенсивной терапии (лечение проводится бесплатно) состояние Маргариты улучшилось: креатинин снизился наполовину по сравнению с первичными показателями, увеличилось количество выделяемой мочи. Но пока основным методом очищения крови является гемодиализ.

Читайте также: «Пересадку почки восьмилетней дочке провели в Киеве, а донором стала ее бабушка»

Почему молодая женщина заплатила такую высокую цену за материнство? Неужели в отделении не провели анализ на совместимость эритроцитарной донорской массы с кровью реципиентки? И была ли необходимость в трансфузии? Однозначных ответов на эти вопросы пока нет — служебное расследование еще не проводилось, и никто из городских и областных специалистов до получения его выводов не берется что-либо комментировать. Правда, заведующая родильным отделением Миргородской центральной районной больницы Елена Афанасьева в интервью телеканалу «1+1», например, отрицала возможную врачебную ошибку и утверждала, что у Маргариты просто случилось осложнение после лечения. Однако потерпевшая поступила в отделение здоровой. Афанасьева также убеждала журналистов, что были сделаны все необходимые пробы на совместимость крови Маргариты с донорской. Но с оговоркой: «В условиях Миргорода нельзя провести пробы, которые могут выявить редкие антитела. Это возможно лишь в лабораториях третьего уровня, которые есть, например, в Киеве».

Как выяснилось, неизвестно, куда подевалась история болезни Маргариты Заец, на основании которой можно было бы делать какие-то заключения. В Миргороде говорят, что передавали историю болезни в Полтаву, а в Полтаве утверждают, что ее не изучали.

«Скорее всего, родильное отделение использовало для пациентки эритроцитарную массу, которая не подошла ей по группе крови»

Чтобы получить объективную информацию о возможных рисках при переливании крови, «ФАКТЫ» обратились за комментарием к кандидату медицинских наук Ростиславу Зауральскому — одному из лучших специалистов-трансфузиологов в Украине, работающему в Кременчугском городском роддоме.

— Переливание крови или ее компонентов — не такая простая процедура, как может показаться на первый взгляд, — объясняет Ростислав Зауральский. — Это фактически трансплантация чужого органа. Ее негативные последствия могут сказаться даже спустя годы. Осложнения проявляются в виде аллергии, нарушения аутоиммунных процессов и других заболеваний.

Что, по моим предположениям, произошло в этом конкретном случае? Если бы вливались две дозы эритроцитарной массы, расфасованные в два пакета, я бы мог предположить, что медики не удосужились провести анализ на их совместимость между собой. Так бывает: по отдельности обе порции подходят пациенту по всем параметрам, но друг с другом они «конфликтуют».

Но, скорее всего, пациентке вообще не подошла по группе крови переливаемая эритроцитарная масса. Из-за несовместимости эритроциты донорской крови распадаются, а продукты их распада забивают почечные канальцы. Как следствие, развивается острая почечная недостаточность. Это вопиющий факт! Преступная халатность! Возможно, на областную станцию переливания крови подали неправильную заявку. Вина станции исключается — там обслуживают заявки согласно затребованным данным. А если вдруг во время вливания происходит нештатная ситуация, лечебное учреждение должно немедленно сообщить об этом на станцию переливания крови — для того, чтобы можно было найти причину непредвиденных осложнений. Закон строго требует сохранять пакеты в течение двух суток после проведения манипуляции. А то, что, как заявляет заведующая, в больнице нет супер-оборудования для проведения проб на антитела, — блеф. Для простого анализа на совместимость оно не требуется.

«Врачи спохватились слишком поздно, потеряли целые сутки, а в случае осложнений при переливании крови медлить нельзя, иначе пациент может погибнуть», — говорит кандидат медицинских наук, врач-трансфузиолог Ростислав Зауральский

— Можно ли было приостановить развитие осложнений у пациентки, если бы медперсонал сразу предпринял какие-то действия?

Конечно. Начнем с того, что гемотрансфузия — это врачебная, а не медсестринская манипуляция. То есть она должна проводиться под наблюдением доктора. И это еще одно серьезное нарушение, которое привело к тяжелому осложнению у роженицы.

Медработник, увидев, что во время переливания крови пациента начало трясти, должен немедленно отключить его от капельницы, сделать анализы, выявляющие причину такой реакции, и начать срочно проводить мероприятия, помогающие максимально уменьшить развитие осложнений. Надо было обязательно поставить в известность вышестоящих руководителей акушерской службы и специалистов станции переливания крови. Увы, в конкретном случае спохватились слишком поздно, потеряли целые сутки. Не дай Бог, еще потянули бы время, роженица погибла бы. Ее спас гемодиализ.

Читайте также: Убрали 8-сантиметровый камень, сохранив почку: в Киеве провели операцию по новейшей методике

— Кроме того, у Маргариты развился сепсис. Как вы считаете, женщине была занесена инфекция во время кесарева сечения или это следствие отказа почек?

— Теоретически занесение инфекции с переливанием крови я исключаю. Когда перестают работать почки, в организме происходит катастрофа. Иммунная система начинает действовать неправильно, и, как следствие, может произойти сепсис.

— При кесаревом сечении обязательно требуется вливание донорской крови?

Нет, бывает достаточно ввести кровезаменители, которые восполняют циркулирующий объем жидкости в организме. Впрочем, когда женщина беременна двойней, у нее сильно растягивается матка, и во время операции может произойти кровотечение. Тогда без вливания донорской крови не обойтись. Насколько оправдано было ее назначение в этом случае, можно будет говорить после проведения служебного расследования.

— Насколько я знаю, благодаря вам в Кременчуге вот уже почти двадцать лет заготавливается аутоплазма для рожениц. Почему эта уникальная программа до сих пор не внедрена в Украине?

Увы, с апреля нынешнего года из-за юридических коллизий она закрыта и в Кременчуге. Роддом поменял свой статус, соответственно, и отделение, которым я заведовал, тоже. У меня сейчас нет никаких законных оснований заготавливать плазму. А я хочу, чтобы мой опыт и наработки были внедрены в практику каждого родильного дома, каждого родильного отделения, каждой станции переливания крови. Чтобы люди, попадающие в больницы, не рисковали жизнью.

Ранее «ФАКТЫ» рассказывали, как трансфузиолог Ростислав Зауральский с помощью уникальной методики спасает новорожденных от последствий резус-конфликта с матерью.

Фото автора

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров