Житейские истории

При взрыве на Позняках, как и на Донбассе в 2014-м, от гибели меня спасли несколько минут

8:01 17 июля 2020
Валерия Шипуля

В результате взрыва газа в многоэтажке на столичных Позняках были разрушены 16 квартир, а еще 40 — серьезно повреждены. Погибли пять человек. «ФАКТЫ» сообщали, что трое из них — члены одной семьи (отец, мать и сын). Из этой семьи выжила только 18-летняя девушка. Кроме того, погиб мужчина из квартиры на шестом этаже и пенсионерка с седьмого этажа (именно в ее квартире случился взрыв газа). На днях стало известно, что спустя две недели после взрыва спасатели обнаружили под завалами живую кошку, которую хозяева уже и не надеялись найти.

«Газовые счетчики сняли, а вместо них поставили временные заглушки»

Двенадцати пострадавшим жильцам дома на Позняках президент Владимир Зеленский вручил сертификаты на получение квартир в новом жилкомплексе рядом с парком «Феофания». Всем пострадавшим пообещали денежные компенсации.

27-летняя Валерия Шипуля — одна из пострадавших. Взрыв газа произошел в квартире на седьмом этаже, а она жила на девятом. Валерию спас случай — ей повезло выйти из дома буквально за десять минут до трагедии. Чудом остается в живых она уже не впервые. Валерия — переселенка из Донецкой области. В 2014 году на ее глазах рухнул четырехэтажный дом, в который попал снаряд. Валерия проезжала мимо — и если бы ее автобус тогда не задержался на несколько минут, все пассажиры погибли бы.

— С тех пор много чего произошло. Я переехала в Киев, где снимала квартиру в многоэтажном доме на улице Крушельницкой на Позняках, — рассказала «ФАКТАМ» Валерия Шипуля. — Квартиру арендовала вместе с подругой, у каждой из нас была своя комната. Я успела выйти из дома за десять минут до взрыва. Несмотря на то что было воскресенье, мне нужно было на работу. Но я не спешила, как это обычно бывает в будние дни. И сейчас понимаю, что запросто могла выйти из дома на пять или десять минут позже и в момент взрыва, например, ехать в лифте. В таком случае я бы уже сейчас с вами не разговаривала.

О том, что произошло, мне сообщила соседка по квартире. Позвонила и начала кричать, что дом взорвался. Я сначала ничего не поняла. Подъехав к нашей многоэтажке, увидела на месте нескольких квартир дыру… Дом уже оцепила полиция, людей эвакуировали спасатели. Подруга еще находилась внутри. Она потом рассказывала, что в момент взрыва подпрыгнула вместе с кроватью, на которой лежала. И сразу появился сильный запах газа. Настолько сильный, что стало нечем дышать. Подруга рассказывала, что люди, находясь внутри, дышали через мокрые тряпки и полотенца. Ее эвакуировали примерно через полтора часа. Лестничные пролеты на девятом этаже уцелели, поэтому спасатели смогли вывести подругу на крышу, а оттуда эвакуировать через соседний подъезд. До этого она, как и другие жители дома, сидела на балконе и боялась пошевелиться. Слышала, как спасатели говорили, что возможен второй взрыв… Люди не знали, чего ждать, успеют ли их спасти…

Валерия снимала квартиру на 9-м этаже пострадавшего от взрыва дома на Позняках

— Вы были знакомы с кем-то из погибших?

— Да, я знала пенсионерку с седьмого этажа, в квартире которой произошел взрыв. И что бы о ней там ни писали, могу сказать, что это был абсолютно нормальный и адекватный человек. Точно не сумасшедшая старушка, как некоторые писали в комментариях в соцсетях. Интеллигентная женщина, она часто ездила за границу. В подъезде была активисткой. Например, когда собрались ставить домофон, деньги собирала именно она. Кстати, соседи рассказывали, что накануне взрыва она пыталась дозвониться в газовую службу.

— Жильцы дома говорили, что несколько дней подряд чувствовали в своих квартирах запах газа и что накануне людям меняли счетчики. Это правда?

— Да, замена счетчиков действительно была. Вернее, счетчики сняли, а вместо них поставили временные заглушки. Эту конструкцию в нашей квартире устанавливали минут сорок, и выглядела она очень хлипкой. У нас счетчики сняли 16 июня (а 21 июня произошел взрыв). Поставив заглушки, сотрудник газовой службы предупредил, чтобы мы перекрывали газ после каждого использования плиты. Мы так и делали, и запаха газа в квартире не чувствовали. Но не уверена, что это каждый раз делали все соседи. К тому же, например, в нашей квартире кран перекрытия газа находится высоко, и с моим ростом 160 сантиметров дотянуться до него проблематично. Пожилому человеку тем более сложно до него добраться. Не знаю, связано ли одно с другим. Но взрыв произошел через пять дней после того, как в квартирах сняли счетчики.

«У меня сейчас нет ни сменной одежды, ни денег, ни ноутбука, который необходим для работы»

— Даже когда я уже стояла под подъездом взорвавшегося дома и наблюдала, как оттуда эвакуируют людей, все равно не могла поверить, что это действительно случилось, — продолжает Валерия. — Здесь, в мирном Киеве, я начала жизнь с чистого листа. Взрывов и трагедий мне хватило в родном городе.

Трагедия в Снежном, свидетелем которой стала Валерия Шипуля, произошла ровно шесть лет назад, 15 июля 2014 года. Тогда на глазах девушки рухнули четырехэтажный жилой дом и стоявшее рядом здание налоговой инспекции. В них попали снаряды.

— В тот момент мы с сестрой проезжали мимо на автобусе, — вспоминает Валерия. — В Снежном уже было очень опасно, и родители решили отправить нас на Азовское море — подальше от военных действий. Автобус должен был проезжать совсем рядом с налоговой инспекцией. Нас спасло то, что водитель выехал на несколько минут позже. Если бы мы шли строго по расписанию, автобус оказался бы возле налоговой как раз в тот момент, когда прилетели снаряды. Вряд ли от автобуса что-то осталось бы. Но нас спасли эти несколько минут. Жилой дом и налоговая сложились как карточные домики. Мы это видели, но были достаточно далеко и не пострадали.

15 июля 2014 года в Снежном на глазах у Валерии Шипули рухнул жилой дом, в который попал снаряд. Фото из соцсетей

В здании налоговой в момент взрыва никого не было. А вот под плитами взорвавшегося жилого дома погибли 11 человек. Еще десятки получили травмы.

— Было жутко, — признается Валерия. — Это случилось около шести часов утра, когда все еще находились дома. Впрочем, как и сейчас на Позняках. Для большинства воскресенье — выходной день, и в десять утра люди обычно находятся дома, завтракают всей семьей… Эта ситуация очень напомнила мне то, что я видела в 2014-м. Квартиры, в которой человек ощущает себя в безопасности, может не стать за одну секунду. Как и самого человека…

Квартира, в которой жили Валерия с подругой, уцелела. Но попасть в нее до сих пор невозможно.

— Непонятно и то, в каком состоянии наши вещи, — говорит Валерия. — Прошел уже почти месяц, а в квартиру до сих пор нет доступа. У меня остались только мобильный телефон, паспорт и удостоверение журналиста, которые всегда ношу с собой. Все остальное — одежда, техника, бытовые предметы — с момента взрыва я не видела. Многие почему-то считают, что квартиросъемщики не пострадали — мол, какая им разница, найдут другое жилье. Но это совсем не так. Если речь идет о долгосрочной аренде, то ты в квартире обживаешься: покупаешь технику, предметы интерьера, иногда и мебель. А теперь мы все это потеряли. У меня сейчас нет ни сменной одежды, ни денег, ни ноутбука, который необходим для работы (я журналист, и компьютер меня кормит). В такой же ситуации оказались и пять других квартиросъемщиков из нашего подъезда. И в то время как владельцам квартир местные власти сразу пообещали по две с половиной тысячи гривен на восстановление документов, нам никто ничего подобного не предложил. Ведь нам точно так же нужны документы. Другие арендаторы, эвакуируясь из дома, не успели взять даже паспорта. А если у человека нет киевской прописки, процесс восстановления документов становится еще сложнее. Особенно если ты вынужденный переселенец. Я, например, не знаю, как смогу восстановить свой диплом Донецкого национального университета. Университет переехал в Винницу, но архивы за предыдущие годы, насколько мне известно, не сохранились.

Одним словом, проблем у нас, квартиросъемщиков, сейчас хватает. Мы не претендуем на большие компенсации, но разве нам не положена хоть какая-то материальная помощь? Элементарно для того, чтобы сделать документы и купить необходимую одежду. Мы тоже лишились всего своего имущества. Квартиру лично я снимала официально, подписывала с хозяином договор аренды.

«Я запросто могла выйти из дома на пять или десять минут позже и в момент взрыва, например, ехать в лифте», — говорит Валерия. Фото из Facebook

— Вы обращались по этому поводу к киевским властям?

— Да, и не раз. Поднимала этот вопрос и на собрании с участием председателя Дарницкой райгосадминистрации, и на встрече с Виталием Кличко. В результате в райгосадминистрации сказали, что у них не разработан механизм выдачи каких-либо компенсаций квартиросъемщикам. Эта ситуация показывает, что арендаторы жилья (а их в том же Киеве очень много) в нашей стране абсолютно не защищены.

— Где вы сейчас живете?

— У знакомых. Их дом недалеко от улицы Крушельницкой. Я все еще надеюсь, что рано или поздно нам позвонят и скажут, что можно забрать хоть какие-то вещи. Поэтому стараюсь находиться поблизости.

На прошлой неделе на сайте Киевсовета появилось сообщение о том, что депутаты выделили 20 миллионов гривен на одноразовую помощь пострадавшим от взрыва. Сказано, что эти средства должны быть направлены на проведение ремонтных работ и покупку бытовой техники. В сообщении уточняется, что материальную помощь получат все пострадавшие. Правда, как удалось узнать Валерии, ни она, ни пять других квартиросъемщиков в список этих пострадавших опять не попали.

— Украинским законодательством квартиросъемщики практически не защищены, — прокомментировала «ФАКТАМ» ситуацию известный киевский адвокат Марина Лебедева. — Собственники жилья не стремятся «светить» договоры с арендаторами, потому что чаще всего они их не регистрируют и не платят налоги. Тем не менее, если такой договор есть, для квартиросъемщика он имеет силу — независимо от того, зарегистрировал его хозяин или нет. В договорах, как правило, прописывается, снял человек квартиру с мебелью или без, была ли в квартире техника. Если подобный договор имеется, это дает возможность квартиросъемщику доказать, что, например, часть мебели или техники в квартире принадлежит ему.

Еще один способ защитить свое имущество — застраховать его. В данном случае не имеет значения, где находится то, что вы страхуете, — в вашей квартире или в арендованной. Главное, чтобы у вас при этом были документы, подтверждающие, что имущество ваше: договор, паспорт на технику или чек. Возможно, получение денег от страховой компании займет некоторое время, но это шанс не остаться ни с чем в случае ЧП.

Читайте также: Момент взрыва в Киеве на Позняках попал на видео

Тем временем в Киеве после трагедии в многоэтажке на Позняках едва не случились еще два взрыва газа в жилых домах. В ночь на 27 июня житель «хрущевки» в Соломенском районе города перерезал в квартире газовый шланг и угрожал взорвать многоэтажку. А в Днепровском районе столицы произошла утечка газа в одной из квартир 9-этажного дома, жильцов пришлось эвакуировать.

1274

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров