Спорт

Первый украинский боксер-олимпиец, многократный чемпион ссср ричард карпов: «меня чуть не женили на галине брежневой. Но женщины в возрасте не в моем вкусе»

0:00 8 августа 2003   821
Елена ДРАГА «ФАКТЫ»

Сегодня знаменитый в прошлом спортсмен по прозвищу Советский Танк празднует свой 72-й день рождения, а завтра Ричард Александрович и его жена Татьяна, которая на сорок (!) лет моложе своего суженого, отметят первую годовщину свадьбы

Из досье «ФАКТОВ»

Ричард Александрович Карпов. Родился 8 августа 1931 года в Евпатории. Семикратный чемпион Украины, четырехкратный чемпион СССР. В 1952 году стал первым в истории советского спорта боксером из Украины, победившим на международном турнире. Первый украинский боксер-олимпиец (Игры-56 в Мельбурне). На ринге провел более 250 боев (всего девять из которых проиграл). Судья международной категории, председатель коллегии судей Ассоциации профессиональных видов единоборств.

Жизнь не раз испытывала Ричарда Карпова. Кумир советской молодежи, грозный нокаутер, за всю карьеру ни разу не побывавший на полу ринга, не раз был жестоко нокаутирован судьбой. Известный советский боксер был дважды осужден. За десять лет заключения Карпов прошел девять тюрем и несколько лагерей. Но не сломался, сохранил завидное жизнелюбие и оптимизм. Самой большой наградой в своей жизни, даром свыше Ричард Карпов считает встречу с Татьяной, своей нынешней женой. Как-то Татьяна решила позвонить приятелю, но ошиблась одной цифрой и попала к Ричарду Александровичу. Так и познакомились. Чувства Ричарда и Татьяны прошли испытание временем. Они вместе уже 12 лет, но только в прошлом году сыграли свадьбу. У них очень трепетные и нежные отношения. А разница в возрасте супругов — 40 лет!

«У меня было очень много интересных, красивых и значительных женщин. Десятки, сотни — не считал… »

- Спрашиваете, что мне помогло выстоять, не сломаться в бурном жизненном водовороте? — начал свой рассказ Ричард Александрович Карпов.  — Неиссякаемая любовь к самому прекрасному и загадочному творению Всевышнего — Женщине. У меня было много интересных, красивых и значительных женщин. Десятки, сотни — не считал… И артистки Большого театра, и знаменитые певицы, и спортсменки — чемпионки мира по гимнастике, конькобежному спорту, поэтессы, дочери академиков, министров. Но самая яркая любовь в моей жизни — моя жена Татьяна. Это подарок свыше, я встретился с ней двенадцать лет назад, связал с ней свою жизнь и уже ни единой женщины кроме нее не знал. Когда я впервые увидел Таню, меня словно молнией пронзило! Подумал: «Это Она! Женщина, которая мне нужна».

Познакомились мы случайно, по телефону. Она ошиблась номером. Слово за слово, я предложил Тане продолжить телефонное знакомство. Она перезвонила не сразу, через месяц, потом еще и еще. Первый раз позвонила в июле, а встретились мы только в конце ноября. «Что мы все по телефону общаемся, приезжайте ко мне в гости», — предложил я ей как-то. Дома у меня был полный бар подаренных коллекционных вин, джина, виски, коньяка. Сам-то я до шестидесяти лет не пил вообще. Думал угостить девушку. Цветов не покупал, я ведь не знал, кого увижу. Открываю дверь — стоит очаровательная девушка. Спокойно вела себя, сдержанно. В постель я ее не тащил, никаких мыслей плотского характера. Но во время нашей беседы меня не покидало ощущение, что свершилось то, о чем мечтал всю жизнь — найти единственную и неповторимую.

«Я никогда не имел отношений со зрелыми дамами»

- Встречались с Таней около месяца, а потом я предложил ей переехать ко мне, — продолжает рассказывать историю своей любви Ричард Александрович.  — «Если тебя не страшит то, что я гораздо старше, давай будем жить вместе», — сказал Тане. Но перестраховался. Не спешил скреплять наши отношения официально. Хотя я очень боялся потерять Татьяну. Но предоставил ей право выбора. Все эти годы она в любой момент могла развернуться и уйти.

С первой женой я прожил всего полтора года, со второй — три. После предательства второй жены я не верил уже ни одной женщине. Меня сдерживал страх вновь столкнуться с предательством. Потому-то я и не хотел никакой свадьбы. После второго развода семнадцать лет был холост. Женщины у меня, конечно, были, но длительные отношения заводить опасался. Дал себе зарок больше не жениться. Правда, когда мне было 53 года, познакомился с 16-летней школьницей, проникся к ней серьезными чувствами. Года четыре у нас были довольно прочные отношения, встречались каждый день. Но я человек опытный, бывалый и однажды понял, что она меня обманывает, изменяет с моими приятелями. Когда мы расстались, я сильно переживал, тосковал.

А однажды меня чуть не женили на… Галине Брежневой. Моя старшая сестра Мила была замужем за цирковым артистом. В цирке Мила свела знакомство с Галиной Брежневой, которая, как известно, была без ума от циркачей. Галина встречалась с жонглером Милаевым, потом вышла за него замуж.

Так вот, моя сестрица дружила с дочкой генсека и многими женами высокопоставленных лиц. Мила частенько устраивала в своей коммунальной квартире свидания Галине Брежневой с ее многочисленными поклонниками. А у Милки были даже интимные отношения с Юрием Гагариным. Уж не знаю, чем моя сестрица покорила первого космонавта, но он частенько заезжал за ней на своей «Чайке». Мила все мечтала породниться с высшим светом. Как-то звонит мне и говорит: «Ричард, мы тебе нашли невесту — Галину». «Какую еще Галину? — удивленно переспросил я.  — «Брежневу! Соглашайся, мы тебя сведем с ней. Она до таких колоритных мужиков, как ты, падкая. Будешь на даче в Жуковке жить как король! Обеспечишь себя до конца жизни, будешь ходить в бархатном халате, шапочке с кисточкой и с дорогим ружьем».  — «А зачем мне ружье? — удивился я.  — «Затем, чтобы любопытные близко не подходили». Но я отказался даже поговорить с Галиной Брежневой по телефону. К чему она мне?

У меня были девочки втрое, вчетверо моложе ее. Все мои знакомые знают, что рядом со мной всегда были молодые женщины. Я никогда не имел отношений со зрелыми дамами. Опытные женщины, я считаю, душевно, так сказать, «обмозолились». У них, как правило, черствеет душа, очень уж они практичные.

«В Париже мне предложили перейти в профессионалы и стать «невозвращенцем»

- В шестнадцать лет я выиграл всесоюзный чемпионат. Через год стал чемпионом СССР среди взрослых в составе команды, причем не проиграл ни одного боя. В то время было решено поменять весовые категории. Специально для того, чтобы определить сильнейших боксеров Советского Союза в новых «весах», организовали турнир, который состоялся в Киеве. Я занял на нем второе место в весовой категории до 71 кг, одержал победы над чемпионами СССР. Через месяц меня призвали в армию, отправили в Котовск, затем в Киев. В 1953 году я был включен первым номером в сборную Украинской ССР. А служба была веселая — самоволки, приключения, драки, дебоши. После очередной переделки начальство пригрозило мне трибуналом. Но пожалели. Избавились от меня, переведя в Харьков. Там и дослужил до конца, выступал на турнирах.

Как «сборнику» мне платили стипендию 1600 рублей. Это не ахти какие деньги. На них можно было купить костюм, радиоприемник. А вот олимпийским чемпионам Хельсинки платили 3 тысячи рублей. Но на Играх в Финляндии не было ни одного боксера с Украины. Так получилось, что стал я и первым украинским боксером, выехавшим за рубеж. Кроме того, я первый боксер из Украины, вышедший на олимпийский ринг. Вот так вот везде был первым, проторил дорожку…

Впервые попал за границу в 1952 году, поехал в Польшу на Всемирные студенческие игры. Проверяли очень тщательно. Но, как ни странно, мне ничего не сказали насчет моего отца, пропавшего в 30-е годы без вести. Я ничего не знаю о его судьбе. Но, видимо, кагэбистам известно, что с ним.

Помнится, в 1956 году поехал я на международный турнир во Францию. В первый же день мне предложили остаться. «Мы вас обеспечим всем, чтобы вы успешно выступали на профессиональном ринге», — уговаривали меня. Я отказался стать «невозвращенцем». Да, там, в Париже было все красивое, сверкающее. Но чужое. Даже запахи чужие. В Париже мы ходили смотреть матч с участием «профи». Помню, боксировал брат Марселя Сердана, любовника Эдит Пиаф. Но десятираундовый бой был скучным. Меня даже в шутку спросили: «Ричард, за сколько минут ты бы уложил на ринг этих двоих?»

В 1956 году в Москве я выиграл Спартакиаду народов СССР, меня включили в олимпийскую сборную. На предолимпийском сборе в Ташкенте мы все решили ради хохмы постричься налысо. В Мельбурн советские боксеры прибыли все как на подбор с гладкими макушками. Эмигранты из СССР все удивлялись, глядя на нас: «Вас что, из лагерей прислали?» Хорошо хоть, что мы приехали за двадцать дней до выхода на олимпийский ринг, за время акклиматизации волосы успели отрасти.

В первом же олимпийском поединке мне по жребию достался двукратный чемпион Европы Петшиковский. Во втором раунде я отправил поляка в нокдаун, в третьем у него заплыл от ударов глаз. Я был уверен в победе. Но, увы… Судьи с перевесом в один голос отдали победу моему сопернику. Если бы вы видели, как мне рукоплескала публика — все встали и чествовали овациями как победителя.

Меня провожали на Олимпийские игры как безусловного фаворита, будущего чемпиона. Но не успел я вернуться домой, как с меня уже срезали половину стипендии. Потом стали все реже приглашать на сборы, соревнования. И в конце концов «оттерли». В 1958 году я последний раз выступил на первенстве Союза.

«По ложному обвинению в изнасиловании меня упекли на семь лет в тюрьму»

- И первая жена, и вторая подали на развод сразу после того, как меня осудили, — рассказывает Ричард Александрович.  — Первый раз я получил семь лет — по ложному обвинению в изнасиловании. Дело было сфабриковано в 1960 году. В Советском Союзе миллионы людей исчезали, погибали в лагерях ни за что ни про что. Пострадал я из-за своего легкомысленного отношения к женщинам. Что и говорить, я был неразборчив в связях. Жил я тогда в Харькове, а моя жена уехала в Киев к матери, к родам готовилась. Ну, я немного и разгулялся с приятелями. Встретился с одной девицей, пригласил ее в гости. Она потом рассказала матери о своем романе, да не с кем-нибудь, а с чемпионом Советского Союза, известным боксером. И та задумала меня женить на своей дочери. Пришлось поведать о своем семейном положении. Они начали требовать денег. Я отказал. Мать девицы заявила в милицию об изнасиловании дочери.

И пошло-поехало — очные ставки, допросы соседей, друзей, экспертизы… В конце концов в прокуратуре дело закрыли ввиду отсутствия состава преступления. Мать оказалась еще той штучкой, аферисткой, начала обивать кабинеты начальников и устраивать сцены с истериками, обмороками, слезами и пеной у рта: почему, мол, все покрывают известного спортсмена и не привлекают его к ответственности. Дошла до первого секретаря харьковского обкома партии. Когда мадам пришлось вызывать «скорую», чиновник позвонил в городскую прокуратуру, приказал разобраться, распорядился вернуть дело на доследование. Отдали меня под суд. Семь лет отсидел от звонка до звонка.

Вышел на волю, постепенно наладил жизнь. Получил квартиру, женился на танцовщице ансамбля Вирского. Когда меня снова по ложному обвинению осудили на пять лет за взятку, думал, все, не выдержу. Оклеветал один знакомый. Этот тип был председателем жилищного кооператива, не брезговал взятками за содействие вступить в кооператив. Один мой товарищ, спортсмен, слезно умолял помочь ему, свести с этим пройдохой. Я и поддался. Тех пятисот рублей, что мой товарищ положил в тумбочку для председателя, я в глаза не видел. А когда многочисленные факты взяток председателя открылись, тот решил обелить себя, сказал, что делился со мной…

В Лукьяновской тюрьме я провел полтора года, столько же в лагере, потом на «химии». Когда снова увидел серые стены, железные нары, парашу в углу, решетки с козырьками, чуть с ума не сошел. Время стало для меня материальной тягучей субстанцией. В лагерях, казематах сам себе говорил, что если существует Всевышний, то, конечно, он меня наказал. Я невинно сел, но так расплачивался за все плохое, что сделал в своей жизни…

«У нас все еще впереди — и ребенок, и просторная квартира»

- Столько заботы, нежности и тепла, что дарит мне Татьяна, я никогда не получал за всю свою жизнь, — говорит Ричард Александрович.  — Если даже взять всех женщин, вместе взятых, что были до нее. Она дает мне море душевного тепла, я столько от нее услышал слов нежности и любви! Я каждый день любуюсь ею, не устаю восторгаться.

- Может, это звучит банально, но мы созданы друг для друга, — с обожанием глядя на мужа, говорит Татьяна.  — В первый же день нашего знакомства он мне показался каким-то очень необычным, неординарным человеком. Сразу возникла симпатия к нему. Меня абсолютно не смущала разница в возрасте, и чем больше мы общались, тем больше я влюблялась в него. Он действительно умеет завоевывать женские сердца.

Ричард иногда говорит мне: «Танюша, если бы ты раньше родилась, мы бы все равно встретились. Но ты бы увидела, какой я был красивый, каким был замечательным спортсменом».  — «Лучше поздно, чем никогда», — отвечаю. Знакомые Ричарда убеждали меня, что мне повезло с мужем. А я и не сомневаюсь в этом ни на секунду. А со стороны моих родственников и друзей было, конечно, непонимание. «Если бы он был богат, тогда еще можно было бы тебя понять». Но между нами действительно любовь, это чувство объединяет нас. Были времена, когда нам было совсем тяжко, даже бутылки сдавали, чтобы купить хлеба. Но мы пережили этот период, сохранили семью. У нас большие планы на будущее. Ведь все еще впереди, все у нас еще будет — и ребенок, и квартира попросторней (супруги живут в однокомнатной квартире.  — Авт. ).

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров
Киев
0

Ветер: 1 м/с  3
Давление: 742 мм

Мама маленького мальчика так громко крикнула на всю улицу: «Брось каку!», что четыре мужика, оглядываясь, выбросили сигареты, а пятый шарахнулся от жены...