ПОИСК
Події

«мы те четыре дня на море так прекрасно провели -- все было, как в сказке! Кто же знал, что они для мужа последние… »

0:00 21 травня 2002
Інф. «ФАКТІВ»
По дороге с побережья молодая женщина уснула в машине и, попав после аварии в больницу, только через сорок дней узнала, что супруг погиб

Отправив после отдыха на азовском побережье своих воспитанников домой в Мурманскую область, тренер юных баскетболистов Игорь Бондарь выехал с женой и пятилетним сыном в Горловку навестить родителей. За рулем отцовского «жигуленка» сидел его младший брат Олег -- они с женой тоже на четыре дня вырвались на море, оставив на бабушку годовалую Кристинку. На трассе Донецк--Мариуполь в их автомобиль на полном ходу врезался джип. Олег погиб на месте, его жена Татьяна получила тяжелые травмы и пришла в себя только через 40 дней, а Игорь в результате ДТП потерял жену и сына…

«Слава Богу, я не разрешила им взять с собой Кристинку!»

«Восемь месяцев длится следствие по дорожно-транспортному происшествию, которое отняло у меня младшего сына, сделав его жену инвалидом и вдовой, а нашу внучку -- сиротой. Из-за этого ДТП мой старший сын тоже стал инвалидом и вдовцом -- погибли его жена и пятилетний сын. Если Игорь не восстановит свое здоровье после полученных травм, то может потерять работу. Он -- тренер по баскетболу, и это дело всей его жизни. Наш «жигуленок», незаменимый в хозяйстве помощник, просто «убит». Но чтобы подать в суд о возмещении причиненного ущерба, нам нужно предоставить материалы дела. А мы неделями не можем вызвонить следователя, чтобы узнать, почему расследование длиться столь долго… Неужели такая трагедия не заслуживает внимания?»

Это письмо прислал в «ФАКТЫ» житель города Горловки Донецкой области Валерий Моисеевич Бондарь. Одновременно Валерий Моисеевич направил письма с просьбой о скорейшем расследовании и ознакомлении его с материалами дела Президенту Украины, руководителям правоохранительных органов разных уровней и в посольство России в Украине (его старший сын Игорь является гражданином России).

Своего отца Кристинка, которой двадцать шестого июля исполнится два годика, уже никогда не увидит. Восьмого июля прошлого года 25-летний Олег Бондарь погиб. На 171 километре трассы Донецк -- Мариуполь, неподалеку от въезда в поселок Бугас, на «Жигули», за рулем которых он находился, «упал»… джип, ехавший в противоположную сторону. Его водитель не справился с управлением, автомобиль развернулся, пересек разделительную полосу и накрыл «Жигули», сплющив их, как спичечный коробок.

РЕКЛАМА

-- Прошлым летом к нам, как обычно, должен был приехать старший сын Игорь, ему 31 год, с женой Мариной и сынишкой -- пятилетним Женей, -- рассказывает Полина Васильевна Бондарь. -- Игорь -- тренер детско-юношеской команды из Мончерогска Мурманской области. Он каждый год вывозит своих воспитанников на побережье Азовского моря. А когда отправлял детей домой, к нему в пансионат на пару недель приезжали жена и сын. Отдохнут, затем к нам в Горловку приедут погостить. И младший наш, Олег, туда ездил отдыхать. В прошлом году он взял с собой молодую жену, Таню. Вырвались они к морю всего лишь на четыре дня. Хотели и свою дочурку Кристинку взять, но я не дала -- малышке еще и года не исполнилось. У Олега была доверенность на управление отцовскими «Жигулями».

-- Пришли мы с женой с дачи в тот день, когда дети должны были вернуться, -- рассказывает Николай Антонович, отец Тани. -- Обед приготовили, на стол накрыли и ждем. А их все нет и нет. Думаю, наверное, к сватам поехали. И вдруг вспомнил, что дети забыли у меня ключи от своей квартиры. Ничего особенного вроде, но еще вспомнилось, что накануне отъезда дочка говорила, будто Олегу сон нехороший приснился, он даже ей не рассказал, какой. Я почему-то понял: что-то случилось. И, не дожидаясь, когда кончиться ливень, помчался к сватам. Вскоре туда приехали и из милиции…

РЕКЛАМА

«Я почувствовала, что Олега уже нет»

Ливень на Горловку пришел с Азовского побережья. Когда братья с женами стали собираться домой, надвинулись тучи. Женщины забеспокоились: «Может, переждем грозу и поедем позже?» Но Олег был спокоен: «Не волнуйтесь, я же не гонщик, поедем не спеша. Таня, устроившись на заднем сиденье у мужа за спиной, уснула. Рядом прикорнул пятилетний Женя, прижавшись к маме Марине.

… 20-летняя Таня пролежала в реанимационном отделении почти полтора месяца. Авария случилась неподалеку от больницы райцентра Волноваха, это обстоятельство и спасло их с Игорем. Остальным помочь было уже невозможно. Игорь уехал в Россию только в ноябре. А Таня до сих пор лежит в больнице, теперь уже в Донецке. Домой, в Горловку, ее забирают лишь на выходные.

РЕКЛАМА

-- Олег очень хотел Кристинке первый день рождения отметить. А теперь дочка уже никогда его не увидит. Да и меня она узнает с трудом, -- плачет Таня, прикрывая рукой шрамы на лице.

Деформированную кисть правой руки исправить невозможно . На переломанных ногах Таня никогда уже не будет держаться уверенно. Можно «загладить» шрамы на лице, но молодой вдове это не по карману -- их с Кристиной пенсия по утрате кормильца составляет 168 гривен. Таня узнала, что Олег погиб, через 40 дней после его похорон. У нее едва работало сердце, и врачи наказали родителям молчать, пока она не окрепнет. Игорь узнал о гибели жены, сына и брата раньше.

-- Очнувшись после аварии, я услышала, как Игорь просил: «Спасите Марину и моего ребенка!» Наверное, это был первый или второй день после аварии, и он еще не знал, что они погибли. Потом нас перевезли в Донецк. Ко мне в больницу приехали друзья и сказали: «Крепись, Танюша, сегодня исполнилось 40 дней после смерти Олега». А я как будто уже знала. Родители хоть и говорили, что Олег, Женечка и Марина лежат в другой донецкой больнице и не приходят в себя, но я почувствовала, что Олега уже нет… Мы те четыре дня на море так прекрасно провели, как в сказке! Кто же знал, что они для Олега последние.

Игорь в момент аварии сознания не терял. Он видел, как сбоку на их машину обрушилась волна грязной воды, а потом салон затрещал по всем швам. Игорь прикрыл голову руками и успел подумать: «Девчонки сзади, они должны выжить». От сильного удара у Игоря обсыпалась эмаль на зубах, в бедре что-то хрустнуло, рука стала «чужой». А тем временем сиденье, на котором спали Таня и Женя, «ушло» в багажник. Крыша кузова, над ними сложилась вдвое, как крышка консервной банки.

Джип, пытаясь обогнать трактор с прицепом, который вез солому, буквально перелетел через разделительную полосу, «споткнулся» о бордюр и, сделав сальто в воздухе, накрыл «жигуленок», преодолевавший подъем. «Жигули» смялись, как спичечный коробок, на который свалился утюг. Затем большая машина еще несколько раз перевернулась. Из нее, пошатываясь, выбрался водитель. Чтобы вытащить людей из «жигуленка», жителям поселка Бугас, торговавшим на рынке, расположившемся вдоль дороги, пришлось поработать ломиками.

Пять тысяч гривен, выданные организацией, которой принадлежит джип, были истрачены на лекарства за неделю

Когда отец Олега и Игоря позвонил в волновахскую больницу, ему сразу же продиктовали длинный список лекарств, на покупку которых в один момент были выложены без малого 500 гривен (это -- вся зарплата Валерия Моисеевича, да и не всякий месяц он столько получает). Родители Тани -- пенсионеры. Ее брат -- инвалид по зрению, недавно перенес операцию. И Тане, и Игорю требовалась донорская кровь определенной группы, и, конечно же, в больницах, да еще периферийных, ее не хватает. Каждый донор обходился в 35 гривен. Один винт на аппараты Илизарова (а они потребовались обоим пострадавшим) стоит 75 гривен. И эти винты нужно было еще найти -- в аптеках они не продаются.

Организация, которой принадлежит джип, выдала сразу под расписку, пять тысяч гривен, но они ушли за неделю -- трое похорон и регулярные поездки к травмированным в Волноваху (100 километров от Горловки). На лечение Тани нужно еще немало денег. Игорь, хоть и выписался из больницы и даже пытается работать, тоже нуждается в лечении. Потерпевшие (а это пять семей -- родители погибших и их вдовые супруги) нуждаются в возмещении причиненного им ущерба, но обратиться в суд не могут, потому что не окончено расследование. Водитель джипа ни разу не навестил родственников погибших.

«ФАКТАМ» удалось связаться со следователем Волновахского райотдела милиции УМВД Украины в Донецкой области Виктором Чепижко по телефону. На вопрос о том, когда будет окончено расследование, он ответил неопределенно:

-- Вот-вот будет готово заключение медицинской экспертизы -- по травмам Игоря Бондаря -- у нас не было его рентгеновских снимков, а он тем временем уехал в Мурманск. (Напомним, что Игорь пролежал полтора месяца в больнице города Волновахи и только в ноябре уехал домой. -- Авт. ) Также нет медицинского освидетельствования второго участника ДТП, который находился за рулем джипа -- он тоже пострадал. Но если он откажется проходить медицинскую экспертизу, то расследование все равно будет завершено. Осталось еще провести автотехническую экспертизу.

Увы, следователь не смог назвать определенного срока, по истечении которого потерпевших ознакомят с материалами дела. А поскольку расследование не окончено, он не называет виновника произошедшей трагедии. Родители, потерявшие детей, ждут этого вывода, каким бы он ни был, потому что тогда можно будет хоть что-то оспаривать, доказывать. Долгие месяцы после аварии они пытаются отыскать деньги на лечение. Ведь если Таню и Игоря не лечить, то их состояние будет неуклонно ухудшаться.

318

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів