ПОИСК
Интервью

«Если Украина проиграет эту войну, нам устроят геноцид. Причем резать будут всех», — военный аналитик Петр Черник

12:20 21 апреля 2024
геноцид украинцев

Ситуация на фронте сверхсложная. Россияне вгрызаются в нашу оборону и готовятся к весенне-летнему наступлению. Тем временем сумасшедшие кремлевские пропагандисты сменили риторику. Они уже не рассказывают байки о том, что «святая миссия россии — освободить братский украинский народ от нацизма», а все чаще публично призывают нас убивать. Такая идея очень нравится зомбированному скрепному населению, которое молится на своего фюрера и не способно сложить два плюс два, то есть понять, что эта война снесет и их самих, и их государство.

У Запада есть все ресурсы, которые могут помочь нам переломить ход противостояния добра и зла и ускорить развязку этой огромной трагедии. Однако, при всем уважении и благодарности за беспрецедентную поддержку, там тянут с предоставлением крайне нужного для ВСУ вооружения и техники из-за серьезных опасений, что путин может применить ядерное оружие.

О ближайших планах врага, его наступательном потенциале и других темах «ФАКТЫ» поговорили с известным военным аналитиком, полковником запаса Петром Черником.

— Петр, британское издание Financial Times сообщило, что захватчики в конце весны или летом могут пойти в наступление сразу на четырех направлениях — в Донецкой, Луганской, Херсонской и Запорожской областях. Они хотят добиться хотя бы какого-то преимущества, хотя бы каких-то результатов. Каковы их шансы? Готовы ли они наступать? Что с их потенциалом, ведь наши парни его постоянно уменьшают всеми способами, и не только на передовой?

— Какая главная задача для россиян на эту минуту? Она не изменилась — это выход на административные границы Донецкой и Луганской областей. У путина такой сатанинский план. Он не достиг стратегической цели ликвидировать украинскую государственность и понимает, что не достигнет, но эти две области для него принципиальны. Почему? Это casus belli, повод для войны.

Россияне сначала признали эти псевдореспублики якобы независимыми государствами, а затем включили их в состав российской федерации. Поэтому этот следующий шаг — выйти на административные границы Донетчины и Луганщины — логичен с их стороны. Тогда путин сможет сказать: «Я закончил специальную военную операцию, а вот украинцы не хотят завершать войну».

Это очень опасный для нас план. Мы его дважды сорвали. Первый срок его реализации был до 14 декабря, когда путин беседовал со своей быдломассой (для тирании это очень важный ритуал), второй — до его самоназначения на посту президента российской федерации. Есть шанс, что сорвем и сейчас, потому что надеюсь, что 20 апреля (мы разговаривали 18-го. — Авт. ) поступят хорошие новости из Америки в части качественного оружия, и мы сможем остановить противника.

РЕКЛАМА

Будет ли он наращивать потенциал? Будет. Там объявили о создании 14 новых механизированных дивизий, 16 новых механизированных бригад и двух общевойсковых армий. Совокупно это где-то около 300 тысяч человек.

Есть ли у них вообще эти люди? Есть. Мобилизационный потенциал составляет от полутора до трех миллионов человек. Там официально об этом говорят. Автоматов Калашникова на складах сотни тысяч, если не миллионы. Патронные и снарядные заводы работают в полную силу. Но! Даже при их суперцентрализованной системе быстро нарастить изготовление оружия они не могут. В лучшем случае, если это произойдет к осени, это для них будет большой плюс.

Теперь о технике. Качественной нет и уже не будет. Танки могут строить только Т-90 — 25 в месяц. Больше невозможно. Вместе с тем на складах есть еще свыше трех тысяч разных стареньких танков Т-54, Т-55, Т-62, Т-72. А другой бронетехники, скажем, как БТР-60ПБ или ПТ-76 и т. п., совокупно где-то до десяти тысяч.

РЕКЛАМА

Итак, где-то еще 50% запасов у них есть, будут снимать с этих складов и ремонтировать. По принципу каннибализма — из двух-трех машин лепят одну боеспособную.

То же касается и артиллерии. Есть еще где-то до десяти тысяч стволов разного класса. Дошли уже до запасов 40-х годов прошлого века — пушек Д-44, гаубиц Д-1, минометов БМ-37, БМ-48. Снарядов в месяц могут производить до 150 тысяч. При таком темпе ведения боевых действий, как на эту минуту, у них запас прочности еще в пределах двух лет, но не больше.

РЕКЛАМА

Читайте также: «Пока кремлю удается реализовывать свою стратегию по Украине», — координатор «Информационного сопротивления» Константин Машовец

— Очередной виток эскалации — уничтожение нашей энергетики. А террор мирных граждан россияне не прекращали вообще. Что у них с производством ракет? Мы постоянно слышим, что еще несколько волн — и нечем будет атаковать. Но, к сожалению, это не так.

— Ракетные атаки продолжаются и будут продолжаться. Они не остановятся до последнего дня войны.

Ракет разных классов, начиная с Х-101 и заканчивая Х-35, Х-31, Х-59, они могут производить 100−120 в месяц, 130 максимум. Больше не могут и очень сомнительно, что смогут. Почему? Если с микроэлектроникой как-то более-менее справляются и закупают ее на мировых рынках, потому что, пока продают нефть, есть свободно конвертируемая валюта, но есть проблема именно со взрывчатыми веществами. Это серная кислота, алюминиевая пудра, селитра, пироксилин и т. п. Подняли это производство на 30%, но большее не способны.

В военном смысле россияне сегодня на вершине своих технологических способностей. Против нас они применили абсолютно все, что могли. Подчеркиваю — все. Нет никакого вида разного оружия, которое против нас не применили бы. Единственное, что осталось, — это ядерное оружие. Точка.

— В своем послании Федеральному собранию путин вновь заявил, что стратегические ядерные силы россии находятся в состоянии полной готовности. Он постоянно угрожает миру и повышает градус напряжения. Шантажировать он умеет.

— Никто не знает, где точка невозвращения, где блеф, а где реальность. Объясню на историческом примере. В 1962 году прокипел так называемый Карибский ядерный кризис. Тогда действительно оставалось несколько часов до применения ядерного оружия. И это при том, что Хрущеву абсолютно ничего не угрожало и о распаде Советского Союза даже не шла речь.

путину угрожает. И угрожает по-настоящему. Он преступник. Он объявлен в международный розыск. Путин прекрасно отдает себе отчет: если он полностью проиграет эту войну, то его, скорее всего, убьют свои, потому что в Гаагу он не поедет, а российская федерация однозначно станет на путь распада. Поэтому он будет сражаться до конца.

Часы судного дня во время Карибского кризиса остановились за две минуты до ядерного апокалипсиса. А сейчас на все про все нужно полторы минуты. Это много или мало? Это фантастически много. Это математические алгоритмы, а не социально-философский анализ, которым мы сейчас занимаемся. Там 16 нобелевских лауреатов, люди с мегамозгом. Там суперкомпьютеры, исчисляющие в секунду миллионы операций. И они вместе все вычислили, что 30 секунд — и вперед. Поэтому где точка невозврата, извините, я не знаю.

«У путина очень простая логика: если мне конец, меня повесят, отравят или застрелят, то я вас всех сожгу», – считает Петр Черник

Читайте также: «Мы вытащим весь пепел из кремлевской стены и сравним мавзолей с землей», — заместитель командира легиона «Свобода россии»

— путин якобы приказал захватить Часов Яр до 9 мая. Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, насколько важен этот город для обеих сторон.

— Битва за него будет очень яростная. Но насколько длинная и насколько сложная, мне трудно сказать. Авдеевку они брали десять лет, Бахмут — десять месяцев. За сколько времени они пройдут Часов Яр? Это хорошо укрепленная возвышенность. Есть естественные рубежи — каналы Северского Донца. Это будет для них очень сложный объект.

Справятся ли? Опять же все будет зависеть от того, какое количество оружия предоставят американцы и появятся ли у нас наконец-то F-16, которые могут сбивать главный носитель КАБов — Су-34. Только эти самолеты могут решать проблему КАБов, которые очень чувствительны и мешают нам двигаться вперед. Есть надежда, что уже в июне этого года F-16 наконец-то заработают.

— Выдержим ли мы этот натиск? По словам Буданова, «ВСУ хорошо к нему подготовятся, но без помощи будет катастрофически тяжело». У нас очень серьезные проблемы с оружием и боеприпасами, а главное — с человеческим ресурсом.

— Воюют люди. Закон о мобилизации есть. Она будет продолжаться. Пакет помощи от США должен быть проголосован если не 20 апреля, то на следующей неделе.

Простой логичный вопрос. Если мы уже более двух лет выдержали в худшей ситуации, потому что в начале вторжения она была намного хуже — в апреле 2022-го у нас не было ни одной единицы ствольной артиллерии производства стран НАТО, ни одной реактивной системы залпового огня типа HIMARS, ни одной противовоздушной системы типа Patriot., или NASAMS, или IRIS-T, или SAMP-T, а сейчас это все есть — почему мы должны не выдержать? Это при том, что тогда к нам вторгся лучший контингент, который только мог быть у россиян. Лучшие профессионально подготовленные люди, лучшая техника — и мы выстояли. Так почему мы должны не выстоять сейчас?

В конце концов, у нас еще есть выбор? Его нет. Если мы проиграем эту войну, нам устроят геноцид. Причем резать будут всех. Если кто-то думает, что отсидится, скажет им «да нет, я всегда был своим», глубоко заблуждается. «Своих» они будут резать с особым цинизмом. Почему? Потому что «вы ничего не сделали, чтобы убрать ваших нацистов».

Эта война экзистенциальная. В Буче, Бородянке, Ирпене россияне четко показали, что будут с нами делать. Там же все эти ужасные вещи творили не путин, не бортников, не патрушев, не шойгу. Это делали простые российские граждане. Кстати, им никто такие приказы на геноцид не отдавал. Это уже подтверждено. Это внутренняя природа русского оккупанта. Они такие есть. Почему-то мы, украинцы, после страшного Голодомора, после того, что прожили с ними 70 лет в одном государстве, пришли к выводу, что они люди. Да нет, они не люди. Поэтому российское государство должно быть расчленено. Других сценариев нет.

«Если мы более двух лет назад выдержали в худшей ситуации, почему сейчас не должны выдержать?» - задает логичный вопрос Петр Черник

Читайте также: «Все должны понимать, что не путин развязали эту войну и не он ее ведет», — глава правительства Чеченской Республики Ичкерия в изгнании Ахмед Закаев

— Мы наконец-то — на третьем году большой войны! — начали строительство фортификационных сооружений. Насколько прочно сейчас укреплены Киев, Харьков, Запорожье и далее по списку?

— Отлично все укреплено. И укрепляется в эту минуту. На строительство фортификаций правительство выделило 20 миллиардов гривен, причем особый акцент сделан на областях. Это очень хороший, просто фантастический шаг вперед. Все, что должно заливаться бетоном, заливается. Все, что должно укрепляться железом, укрепляется. Российская так называемая линия суровикина себя оправдала. С нашей стороны строим то же самое.

Или это своеобразная линия Зигфрида (линия защитных сооружений, в том числе противотанковых, построенная Германией в течение 1916−1917 годов в Северной Франции. — Авт.) ? Однозначно. Будет ли она полезна и целесообразна? Однозначно. А в части минирования, скажем, севера, то есть участки, где ширина минных полей достигает четырех километров. Их пройти практически невозможно.

— Российские НПЗ являются нашими законными целями, кто бы что ни говорил. Мы их очень эффективно атакуем, и это здорово. Однако наносим ли мы настоящий вред этому сегменту? На днях разговаривала с финансовым экспертом Сергеем Фурсой, он говорит, что такие удары — это комариный укус для их экономики, они почти не влияют на ее разрушение.

— Не разделяю эту мысль. Влияют, и очень серьезно. Удары по НПЗ привели к тому, что цены на бензин там пошли вверх как минимум на 20%. Это много. Да, конечно, у них бензин и дизель дешевле, чем у нас. Но их люди привыкли к низким ценам. Плюс посевная на носу. Также это повлияет на общую ситуацию, потому что подорожают горюче-смазочные материалы, соответственно, удобрения и в итоге стоимость самой продукции. Это очень серьезно. Россия входит в пятерку крупнейших производителей сельскохозяйственной продукции, особенно зернобобовых. А это уже улучшение конкурентных условий для нас. Это момент первый.

Момент второй. Если американцы отрефлексировали словами «это не нужно делать», значит, мы делаем все правильно. Если бы это не было по-настоящему больно для россиян, то они не посылали бы сигнал американцам, что надо эти атаки прекращать.

Момент следующий. Если это будет масштабное явление, то рано или поздно появится дефицит горючего и на линии боестолкновения. Один танк в сутки сжирает тонну (!) горючего и сто килограммов масла. Три тысячи танков — три тысячи тонн горючего. Это только танки. А есть еще бронетранспортеры, есть обычная автомобильная техника, есть бензиновые и дизельные генераторы, производящие электроэнергию. Без нее на линии разграничения никак. Ибо как заряжать радиостанции, аккумуляторы и тому подобное? Поэтому эти атаки действительно очень большой шаг вперед.

Однако имеет значение масштабируемость. Пока мы зацепили в пределах 10% их мощности. Так что это не такое, чтобы по-настоящему что-то ломало. Но это верное направление.

И самое главное — мы поняли, где реальная болевая точка. Вернуться к ней и бить по ней заново не составляет никакой проблемы.

Есть еще один срез в этом вопросе. Если относительно небольшие беспилотники сумели преодолеть их суперсистему, как они сами ее называют, противовоздушной обороны и их не сбили, а они нанесли такой серьезный ущерб, то возникает вопрос: стоят ли чего-то их хваленые комплексы С-300 и С-400? Бразилия, Индонезия, Малайзия, Индия, Египет уже задумались, стоит ли закупать комплексы, которые не справляются с такой задачей? И результат, чтобы вы знали, уже есть. Советский Союз с 60-х годов прошлого века занимал второе место в мире по производству и продаже оружия. Россия подхватила эту эстафету и тоже долго находилась на этой позиции. Однако в прошлом году впервые сошла с нее. Ее обошла Франция. Если россияне продавали оружие более чем в 30 стран, то по результатам прошлого года — едва в 15. И это просто прекрасно.

Мы говорили о долларах. Пока они есть у россиян, у них есть все по большей части. Так вот, цена одного дивизиона С-400 (это четыре машины зенитного ракетного комплекса) — миллиард двести миллионов долларов. Их резко перестали покупать.

А если перестали покупать, то это опять-таки удар по их кошельку. То есть это как раз и есть то стратегическое направление на пути к нашей Победе над российской федерацией. Поэтому нет, не согласен, никакой это не комариный укус. Он еще не такой большой, который причинил бы настоящую боль. Но мы поняли эту точку, мы ее наконец-то нащупали и осознали, по чему надо бить. И то, что союзники зашевелились, тоже прекрасно. А кто отменял давление на них по очень простой формуле «хотите, чтобы мы перестали бить, — давайте оружие»?

И самый главный вывод — мы, наконец-то, субъективировались как страна и стали взрослыми. Мы уже не оглядываемся на кого-то и на что-то, а смотрим исключительно на наши национальные интересы, нравится это кому-то в мире или нет.

«Все, что должно заливаться бетоном, заливается. Все, что должно укрепляться железом, укрепляется. Российская так называемая линия суровикина себя оправдала. С нашей стороны строим то же», - рассказал Петр Черник о возведении фортификаций

Читайте также: «Для путина наступают очень грустные времена, есть много факторов, которые его власть делают хрупкой и шаткой», — Владимир Огрызко

— Чтобы не зависеть от чьих-то голосований, интриг, спекуляций, политических амбиций, мы должны производить свое оружие. Безусловно, наладить такое производство — это долгий и очень сложный процесс. Нужны большие деньги, современное оборудование, опытные кадры. Да и как что-то строить, когда в любую точку страны может «прилететь»? И все же реально ли, чтобы мы сами снабжали армию снарядами, ракетами, системами ПЗРК? Способны ли мы на такой скачок?

— Мы встали на этот путь, но никто в здравом уме во время войны не будет раскрывать карты, что реально производим. Единственное авторитетно могу уверить, что все выросло кратно.

— Вы говорите, что у Запада есть все ресурсы, чтобы судьба этой войны была решена не в ближайшие пять-восемь месяцев, как прогнозируют западные СМИ, а в два-три. Это не фантастика?

— Не фантастика. Проблема выбить их с Донбасса. Это очень тяжело и, на мой взгляд, практически невозможно. Объясню почему. Маленькую Авдеевку они проходили десять лет и не жалели своих солдат. Потому что с нашей стороны все было очень хорошо укреплено. А теперь мы смотрим зеркально в их сторону. Огромный бетонированный Донецк. Вот как его проходить? Либо ровнять с землей, как британцы в 1943 году сровняли Гамбург, высыпав над городом девять тысяч тонн бомб и превратив его в прах, или как в 1972-м американцы бомбили Ханой — за десять дней высыпали двадцать тысяч бомб. Вдумайтесь в это. Мы будем это делать?

— Нет, конечно.

— Во-первых, у нас нет такого оружия, потому что бомбардировки такого типа могут проводить только американцы со своими тяжелыми бомбовозами типа B1 Lancer, B52 или B2 Spirit.

Во-вторых, россияне тоже десять лет все заливали бетоном. То, что они умеют окапываться, они показали на Запорожском плацдарме. То есть как эту линию проходить в военном смысле? У меня понимания нет.

А вот сжаться до нее, то есть условно прорубить коридор в Северное Поазовье, выйти на Молочный лиман (кому интересно, найдет его на карте), перерезать сухопутную ветку в Крым, то есть выйти на старую линию разграничения плюс Мариуполь (если мы меньшими и худшими силами держали этот город более трех месяцев, так у них все же сил и средств больше), что для этого нужно? Много дальнобойных ракет ATACMS. Не одну, не две, а хотя бы полторы тысячи, я не преувеличиваю. И чтобы наконец-то заработали F-16 в режиме бомбардировщиков. И чтобы к ним было много разных бомб. Линейка очень длинная. От корректированных лазерных GBU-10,12,24, свободно тяжелых падающих JDAM-31,38 и заканчивая дальнобойными ракетами AGM-158.

Если бы такие ракеты были, мы запросто бы решили проблему «Искандеров». «Искандер» летит на расстояние 500 километров, а AGM-158 — 900. Специальная техника, то есть радиотехническая разведка вычисляет эти машины (они достаточно большие как цель), наводит самолет F-16, ракета улетела — и «Искандер» ушел в воздух. То есть можно с этим всем побороться, но вопрос: когда дадут, сколько дадут и самое главное — позволят ли западным оружием бить по территории российской федерации. По оккупированной территории — 100% позволят.

Читайте также: «Если Запад позволит вам вести эту войну как наступательную, все закончится очень быстро Победой Украины», — историк Юрий Фельштинский

— Поставки американского оружия — отдельная тема, мы видим безграничный цинизм их политиков, когда Украина истекает кровью. При этом Европа имеет все от Patriot до дальнобойных ракет, они пылятся на складах, однако их нам не дают. Вот настолько боятся россии?

— Да, боятся. Поставьте себя на их место. Десятки тысяч наших погибших не соизмеряются с десятками миллионов, которые могут сгореть. Это главная проблема.

Если мне как военному аналитику кто-то скажет, что есть человек на планете Земля, пусть в 30, в 100 раз умнее меня, который знает, где точка возврата, то этого человека уже достали бы, он пришел бы к Байдену и все ему объяснил бы. Никто не знает, где линия апокалипсиса, которая разложит планету Земля на молекулы. У россиян есть потенциал, чтобы нанести такой удар. Путин блефует или он реально готов это делать, я не знаю.

Идем от противоположного. Если бы у Гитлера было ядерное оружие, он его применил бы?

— Не сомневался бы ни минуты.

— Ну вот. Все эти сказочки, что путин себе колет губы ботоксом и тому подобное, что он ценит жизнь… Да, он ценит жизнь. Но у него очень простая логика: если мне конец, меня повесят, отравят или застрелят, то я вас всех сожгу. Вот и все.

Читайте также: «Если мы войну проиграем, Украина превратится в тотальную Бучу», — Элла Либанова

2793

Читайте нас в Facebook

РЕКЛАМА
Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Следующий материал
Новости партнеров