БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Происшествия Тихий ужас

Так лупила ребенка по голове, что выбила зуб: в Харькове суд вынес приговор няне-садистке

18:47 5 июля 2019 747
В Харькове суд вынес приговор женщине, которая жестоко избивала девочку с тяжелой формой ДЦП

Няня-садистка, которая нанесла девочке 106 ударов и выбила ей зуб, получила три года лишения свободы. Об этой вопиющей истории стало известно после того, как мама пострадавшего ребенка в 2018 году выложила в соцсети фрагменты записи с видеорегистратора, который она, заметив изменения в поведении дочки, установила в квартире.

Видеорегистратор записал, как няня шесть раз с силой ударила Леру (так зовут пострадавшую девочку) ладонью по лицу и по голове, после чего схватила ее за шею, вытерла ей щеки платком и отбросила в сторону. Лера упала. И это только один эпизод. В прокуратуре говорят, что садистка избивала больного ребенка продолжительное время.

«Только в течение трех дней марта 2018 года женщина наносила девочке многочисленные удары по различным частям тела, из них не менее тридцати — в лицо. Она требовала от беспомощного ребенка выполнять ее команды. Заставляла пить воду, при этом зажимала ей пальцами нос, толкала и даже бросала на пол», — заявила в суде процессуальный руководитель в уголовном производстве Наталия Клочко.

«Светлана мне понравилась, рассказала, что долго ухаживала за своей больной матерью»

На горе-няню надели наручники прямо в зале суда. Сама она своей вины не признала. От комментариев журналистам отказалась, в судебном заседании тоже показаний не давала. Мама Леры Лариса Сандеви признается: рада уже тому, что садистке дали реальный срок.

— Хотя прокурор будет подавать апелляцию, — рассказала «ФАКТАМ» Лариса Сандеви. — Прокуратура настаивает на пяти годах лишения свободы. Я сначала не хотела ничего оспаривать, чтобы не продолжать эту судебную тяжбу. Но, когда увидела, насколько нагло и цинично ведет себя человек, искалечивший мою дочь, решила поддержать прокуратуру. Эта женщина действительно заслуживает максимального наказания. За все это время она ни разу даже не извинилась. С ее стороны нет ни сочувствия, ни сожаления. На суде она даже не смотрела в мою сторону. А когда судья вынес приговор, ее адвокат заявил, что на видео якобы вообще не она, а какой-то другой человек. Хотя, когда только началось следствие и у няни был другой адвокат, она признавала свою вину. Помню, в отделении полиции она сказала мне: «Лара, что ты переживаешь? Твоя дочь очень отходчивая, она быстро все прощает». У меня до сих пор не выходят из головы эти слова. Что именно и сколько раз Лера ей прощала? Как долго эта женщина издевалась над Лерой, пользуясь тем, что дочка сама не может ничего рассказать?

У Леры тяжелая форма ДЦП, и она плохо выражает свои мысли. Но по ее реакции многое можно понять. И когда у нас только появилась эта няня (это было за год и два месяца до открытия уголовного производства), она явно Лере понравилась. Мне Светлана тоже тогда показалась вежливой и приятной женщиной. Учитывая, что у дочки есть инвалидность, я искала няню с медицинским образованием. А Светлана медсестра. Искала няню через специальный сайт. Разместила там объявление, в котором указала возраст и диагноз ребенка. Получилось, что Светлана сама мне написала. Она заверила, что знает, как ухаживать за больными людьми. Рассказала, что долго ухаживала за своей больной мамой, что они переселенцы, переехали из Луганска. Я взяла ее на работу, и первое время у нас не было никаких проблем. Возможно, еще и потому, что дома была установлена камера видеонаблюдения и Светлана об этом знала.

По словам Ларисы, она установила в квартире камеру после того, как предыдущая няня ее обокрала. Кроме того, хотела убедиться, что новая няня справляется со своими обязанностями. Первое время, просматривая записи, убеждалась, что все в порядке. Поэтому, когда через полгода камера поломалась, Лариса не стала ее ремонтировать. Говорит, что уже доверяла Светлане и не могла подумать, что няня способна причинить ее дочке вред.

Читайте также: Воспитательница издевалась над детьми: подробности скандала в «детском садике» под Киевом

Первая странная ситуация произошла в декабре 2017 года.

— Это было за неделю до Нового года, — вспоминает Лариса. — Няня позвонила мне и, пожаловавшись на плохое самочувствие, попросила разрешения уйти раньше. Отпроситься с работы у меня не получилось, поэтому я позвала к Лере соседку. Соседка потом рассказала, что Лера показалась ей странной. Мол, сидела какая-то перепуганная, зажатая, а на щеке был след от пощечины. Я тут же позвонила Светлане и спросила, откуда у Леры этот след. «Ой, это случайно получилось, — объяснила няня.— Лера улеглась мне на ноги, я ее пощекотала, а она укусила меня за ногу, и я рефлекторно дотронулась до ее щеки».

Когда через несколько дней я стала рассказывать Лере, как мы вместе с няней пойдем на новогоднюю елку, у дочки началась истерика. «Нет, нет! — замотала Лера головой. — Не надо няню, не надо!» Это было странно, ведь Светлана уже не раз ходила с нами на разные мероприятия, и все было в порядке. Я не могла понять, почему Лера так отреагировала.

«Да, я ее била. Но… не убила же»

— Еще один случай был уже после Нового года, — продолжает Лариса Сандеви. — Когда 16 января я пришла домой, Света встретила меня с опущенными глазами: «Лариса, у нас произошел неприятный инцидент. У Леры откололся зуб». «Как это?» — спрашиваю. «Бог его знает, — пожала она плечами. — Мы почистили зубы, позавтракали. А потом я заметила, что зубик откололся. Наверное, во время еды Лера сильно закусила ложку». Конечно, это звучало странно. Но я тогда подумала, что, возможно, у Леры повысился тонус и все действительно было так, как говорила няня. Уже потом протезист, с которым я консультировалась по поводу коронки для дочки, рассказал мне, что сколоть зуб, закусив ложку, ребенок не мог, и Леру, скорее всего, ударили.

Кроме того, по словам Ларисы Сандеви, ее дочь начала писаться по ночам. Девочка стала замкнутой и испуганной. Когда ее повели в цирк, Лера отказывалась сидеть рядом со Светланой. Видя все эти изменения в поведении дочки, Лариса решила незаметно установить в квартире видеорегистратор и посмотреть, что там происходит в ее отсутствие.

«За здоровье Леры я борюсь с ее рождения. А теперь ей стало еще хуже...» — говорит мама пострадавшей девочки Лариса Сандеви

В первые дни регистратор записал только звуки. Но даже по этим звукам было понятно, что что-то не так. Весь день слышались какие-то хлопки.

— На третий день регистратор записал видео, которое меня шокировало, — говорит Лариса. — Сначала няня к Лере даже не подходила. Лера лежала на диване, а Светлана не отрывалась от своего телефона. Потом пыталась накормить мою дочь холодным супом. Лера отказывалась есть, за что Светлана начала на нее кричать: «Быстро открыла рот!» Было видно, что дочь ее боится. Стоило няне пройти мимо, как Лера вздрагивала. Потом няня посадила Леру на горшок и начала бить по лицу. С силой лупила ее по щекам. За что, непонятно. После этого стала чистить ей зубы — и еще трижды ударила. Затем начала расчесывать Лере волосы и одновременно бить ее по голове. Она лупила мою дочь с какой-то неимоверной агрессией, как будто Лера сделала ей что-то ужасное. С высоты своего роста бросила Леру на горшок. Теперь-то я понимаю, почему у ребенка были синие бедра — там все было в синяках. Потом Светлана еще раз швырнула Леру — так, что дочка упала на пол. Я видела родителей, которые в сердцах могут шлепнуть ребенка по попе. Но здесь было совсем другое. Няня специально подходила и била Леру, которая молча сидела и не могла себя защитить.

Наблюдая изменения в поведении дочки, Лариса решила установить в квартире видеорегистратор. Увиденное ее шокировало: няня избивала Леру с такой агрессией, как будто девочка сделала ей что-то ужасное

Когда на следующий день горе-няня пришла к Ларисе домой, там ее уже ждали сотрудники полиции. В ответ на обвинения женщина начала возмущаться. Кричала, что этот ребенок ей как родной и она не могла причинить ему вреда.

— Только когда ей сказали, что ее весь день снимала камера, призналась: «Да, я ее била. Но… не убила же», — рассказывает Лариса. — Когда полицейские спросили ее домашний адрес, она назвала какую-то улицу и номер дома в Луганске. Но оказалось такой улицы не существует. Уже по дороге в участок я спросила ее, за что она била Леру. «У меня нервы сдают, — сказала Светлана. — Мне все надоело. Ездить на работу в такой холод, когда я себе куртку не успеваю постирать… Я сама не понимаю, что происходит. Я бью ее, бью, а потом подхожу к зеркалу и говорю себе: „Света, что ты делаешь?“ Возвращаюсь к ней — и опять накатывает эта агрессия, я опять хочу ее ударить. Не знаю, что это. Может, климакс…»

У Леры обнаружили рваную рану на ухе, трещину ребра, синяки, ушибы, сломанный зуб. Следствием и экспертизами установлено, что агрессивная няня нанесла девочке 106 ударов! По словам Ларисы, после всех этих событий дочке стало намного хуже. Девочка начала панически бояться чужих людей.

На горе-няню надели наручники прямо в зале суда. Сама она своей вины не признала

— За здоровье Леры я борюсь с ее рождения, — говорит Лариса Сандеви. — ДЦП — это последствие тяжелой родовой травмы. Дочь родилась мертвой. Когда после 12 минут безуспешных реанимационных мероприятий ее отключили от аппаратов, Лера неожиданно ожила. Я сутками с ней занималась. Сама изучала массаж и лечебную физкультуру и в результате стала реабилитологом… Я воспитываю Леру сама и вынуждена была искать ей няню, чтобы иметь возможность работать. Но после всех этих событий ни о какой няне не может быть и речи. Лера просто не подпустит к себе чужого человека. Она боится даже соседку, которая не сделала ей ничего плохого. Дочка требует, чтобы я все время была рядом. Сразу после задержания няни я брала Леру на работу, возле моего кабинета специально оборудовали детскую комнату.

А сейчас Лера вообще не может выходить из дома. Побои, которые нанесла дочке няня, повлекли за собой растяжение связок на бедре. Дочку лечили гормонами и стимуляторами, из-за которых она начала быстро расти. За полгода Лера выросла на 12 сантиметров и у нее начала криво расти кость на ноге. Пришлось ложиться на операцию. Через две недели после операции нас направили на реабилитацию в Киев, где Лера поломала кость на той самой ноге. Результат — вторая операция и длительная реабилитация. Дочке наложили гипс от кончиков носочков до груди. Она вообще не могла двигаться. Гипс уже сняли, но в ноге еще стоит титановая пластина, которую скоро надо будет снимать. Так что предстоит третья операция. У дочки от этого бесконечного лечения уже сдают нервы. Пока из ноги не вытащат пластину, она ограничена в движениях. Лера подавлена, ничего не хочет… С ней работают психологи, но, к сожалению, пока это мало помогает.

«Единственное, чего я хотела, — чтобы она получила реальный срок и больше не приближалась к детям»

Когда весной 2018 года Лариса Сандеви написала заявление в полицию, там открыли уголовное производство по статье «Пытки». Максимальное наказание, которое предусматривает эта статья, — пять лет лишения свободы. Его и намерен добиваться прокурор. В прокуратуре Харьковской области «ФАКТАМ» это подтвердили.

— За время, пока шел суд, Светлана не раз пыталась меня оговорить, — продолжает Лариса Сандеви. — Ее адвокаты заявляли, что якобы предлагали мне тысячу долларов, но я потребовала у них десять тысяч. Это ложь. Если бы я хотела получить компенсацию, заявила бы соответствующий гражданский иск. А я в качестве морального ущерба специально потребовала у нее одну гривню. Мне не нужны ее деньги. Единственное, чего я хотела, — чтобы эта садистка получила реальный срок и больше не приближалась к детям. Кстати, от знакомой я узнала, что, пока шло следствие, Светлана подрабатывала сиделкой у парализованной пенсионерки. Если это правда, мне искренне жаль эту бабушку. Таких, как Светлана, нельзя подпускать к людям, которые не могут за себя постоять.

Читайте также: Девочку привязали к стулу, чтобы не мешала: в Днепре разгорается скандал вокруг интерната для детей (видео)

«ФАКТЫ» неоднократно пытались получить комментарий у няни, оказавшейся на скамье подсудимых. Но женщина не отвечала на звонки, а в суде отказывалась разговаривать с журналистами. Когда судья огласил приговор, ее адвокат действительно заявил, что на записи видеорегистратора не его подзащитная, а… совсем другой человек.

«Подождите, а кому известно, что бьет именно она? Каким процессуальным действием определялось лицо, которое наносит удар? А может, это какая-то Иванова или Петрова… Лицо, которое изображено на видео, не известно», — сказал в суде адвокат женщины Сергей Строгов.

— Он мотивировал свое предположение тем, что у меня с этой няней не было официального договора, — говорит Лариса. — Это бред. Тем не менее моя история для многих может стать предупреждением. Даже если няня кажется вам милой и приветливой, установите в квартире камеру и каждый день просматривайте все, что происходило в ваше отсутствие. Обязательно заключите с няней договор. Ведь речь идет о здоровье и безопасности вашего ребенка.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о том, что в Одессе пьяная няня жестоко избила ребенка.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров