БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Здоровье и медицина

«Меня дважды спасали родные. Сначала свою почку отдала мама, потом двоюродная сестра»

15:24 7 февраля 2020 2196
Роман Борминов с мамой и женой

В это трудно поверить, но у Романа сейчас четыре (!) почки — его собственные и пересаженные. Но работает только одна. Остальные врачи удалять не стали, объяснив, что так лучше. Когда шесть лет назад у парня отказали его собственные почки, ему пересадили мамину, которая проработала три с половиной года. Затем понадобилась еще одна пересадка, и донором стала двоюродная сестра Романа (напомним, в декабре 2019 года в райбольнице Ковеля пациентке провели трансплантацию почки, и донором стал супруг женщины).

— Мы с Ромой вместе росли, дружили, и, узнав, что брат в критическом состоянии, я подумала: если моя почка подойдет, без колебаний ее отдам, — говорит сестра Романа Алина Стасюк. — Поделилась этой мыслью с Роминой женой Светой. Она, конечно, меня поддержала. А Роман отговаривал: мол, тебе только 23 года… Мой жених не возражал. К счастью, анализы показали, что моя почка подходит. Операция, которую проводили харьковские хирурги, прошла хорошо. Затем я вышла замуж и через три месяца после операции забеременела. Теперь у нас с мужем годовалая дочка.

Роман жизнерадостный парень, у него положительный настрой.

— Знаете, я несколько раз за свою жизнь мог погибнуть, — добродушная улыбка не сходит с лица моего собеседника, даже когда он рассказывает о грустном. — В детстве чуть не утонул в пруду. Будучи восьмиклассником, сорвался с черешни и с высоты шесть метров рухнул на курятник. Получил тогда перелом четырех ребер и разрыв селезенки. А произошло это в саду директора школы, куда мы с пацанами забрались наворовать ягод. Затем появились проблемы с почками… Но сейчас уже все хорошо. У меня вторая группа инвалидности, что позволяет мне работать водителем. Завел собаку, тружусь в саду и на огороде, занимаюсь плаванием, играю в футбол… Конечно, тяжелого не поднимаю, но ведро воды — не проблема. Периодически могу позволить себе и кусок жареного мяса, и копченую рыбку, и соленый огурчик. Хотя придерживаюсь диеты.

В октябре прошлого года в Бресте, во время международного турнира по мини-футболу, в котором участвовали люди с трансплантированными органами, Роман Борминов выступал за сборную Украины и был признан лучшим голкипером. В турнире участвовали восемь команд из четырех стран.

— Участие в соревнованиях мотивирует меня тренироваться, — говорит Роман. — Я точно знаю: ничто не мешает человеку с пересаженным органом жить полноценно.

Роман с детства не расстается с футбольным мячом, и даже болезнь не заставила его отказаться от увлечения

Cупруга Романа Светлана не может нахвалиться кулинарными способностями своего мужа.

— Рома освободил меня от кухни, — говорит женщина. — Он не просто готовит, а творит. Все выпуски телепередачи «МастерШеф» пересмотрел, выбрал наиболее понравившиеся рецепты и применяет их на практике. Особенно мне нравятся десерты и торты.

Еще Рома очень добрый человек. Недавно спас собаку. Ехал по трассе и увидел лежавшего на обочине пса. Остановился, подошел к животному, запутавшемуся в каких-то веревках, проволоках и сорняках, освободил и купил ему в ближайшем магазине мяса.

«Я похудел на двадцать килограммов, у меня развилась анемия»

— А как случилось, что вы потеряли собственные почки?

— Полагаю, их уничтожили токсины, — говорит Роман. — В 11-м классе я отравился грибами. Их ела вся семья, но только у меня проявились симптомы отравления. Меня госпитализировали в больницу с температурой сорок градусов. Через три дня ее сбили, и я сбежал, хотя лечение было рассчитано на три недели.

После школы поступил в Кременчугское летное училище на специальность заправщика горюче-смазочных материалов. Здоровье меня не беспокоило. Играл в любимый футбол. О развивающейся болезни не подозревал, тем более что почки не болели. Но на третьем курсе во время плановой медкомиссии у меня обнаружили повышенный белок в моче. Пролечился в больнице в отделении нефрологии, и анализы нормализовались. Окончил училище, устроился на работу.

Все изменилось в один момент, когда в июле 2013 года прямо на смене потерял сознание. Я работал тогда охранником супермаркета. Оказалось, микроинсульт. Меня доставили в областную больницу, где установили еще один диагноз — гломерулонефрит (заболевание почек, при котором поражаются клубочки органов, что приводит к нарушению выделительной функции. — Авт.). Врачи сказали, что у меня последняя, пятая, стадия, при которой назначают гемодиализ, а затем рекомендуют трансплантацию.

Читайте также: «Мои почки погубил бокал вина, в котором оказался метиловый спирт»

Три раза в неделю Роман проходил аппаратную очистку крови в Кременчугском областном госпитале для ветеранов войны. После каждой процедуры у него повышалось давление. Так продолжалось полгода. Когда встал вопрос о пересадке донорской почки, мама Елена Ивановна подошла сыну как реципиент.

Операцию тогда успешно провел заведующий отделением трансплантации почки Харьковского областного клинического центра урологии и нефрологии им. В. И. Шаповала доцент Николай Поляков. Он оперировал Романа и во второй раз, когда тот поступил в центр в критическом состоянии.

— Два с лишним года назад я снова оказался на грани жизни и смерти, — вспоминает Роман. — Когда меня доставили в Харьковский центр урологии и нефрологии, гемоглобин составлял всего 36 единиц при норме 130—160. У меня была тяжелейшая анемия. Врачи сразу назначили курс гемодиализа, начали вливать донорскую кровь. Через неделю гемоглобин поднялся до 70. Проводить операцию было рискованно. Собрался консилиум. И Николай Поляков взял ответственность на себя, назначив трансплантацию на День святого Николая. Родные были уверены, что Бог нам поможет. И операция прошла успешно. Первая пересаженная донорская почка у меня находится справа, а вторая — слева.

Роман считает, что орган, который ему отдала мама, начал отторгаться из-за смены препарата (иммуносупрессора) для подавления иммунитета. При этом анализы поначалу не показывали отклонений в организме. А когда стало понятно, что произошли необратимые изменения, молодого человека снова отправили на диализ.

— В какой-то мере это был приговор, — вздыхает мой собеседник. — Почечная недостаточность развивалась стремительно. Постоянное очищение крови вызывало жгучую боль в венах. За четыре месяца я очень похудел: при росте 190 сантиметров весил всего 67 килограммов вместо привычных 87. Увы, в Кременчуге установлена единая программа на аппаратах диализа для всех пациентов, которая не учитывает физических параметров (рост, вес, артериальное давление). В Харькове, например, где меня «чистили» перед операцией, эту программу настраивают индивидуально.

Но больше всего меня волновал вопрос: где взять донорскую почку? Ведь пересадка трупных органов в Украине на тот момент была под запретом, а больше никто из членов семьи не подходил мне в качестве донора. Да и цена операции за три с половиной года выросла с 70 тысяч гривен до 300. Где взять такие деньги?

Читайте также: «С пересаженной печенью живу 16 лет, недавно даже поднялась на Говерлу»

— Времени на спасение Ромы у нас было совсем мало, — подключается к разговору двоюродная сестра Романа Алина, педагог-организатор из села Зыбкое Онуфриевского района Кировоградской области. — Отправилась в Харьков, чтобы сдать анализы и узнать, могу ли я быть донором. Уже вечером мне позвонили и сказали, что результат положительный.

— Вам пришлось доказывать свое родство с Романом?

— Это не заняло много времени. Моя мама и его отец — родные сестра и брат. На основании предоставленных документов получили нотариальное заверение. И нам разрешили провести дальнородственную аллотрансплантацию (так называется операция, когда орган берут у родственника второй или третьей линии родства).

— Не боялись?

— Вообще не переживала за себя, когда шла на операцию по изъятию почки. За Рому волновалась: как он выйдет из наркоза, не свернется ли у него кровь из-за дефицита гемоглобина. Через восемь дней после операции я уже была дома, а спустя три месяца забеременела.

«Через восемь дней после операции по изъятию почки я уже была дома, а спустя три месяца забеременела. Нашей Виолетте годик», — говорит Алина Стасюк, которая стала донором для брата

— Врачи наверняка уговаривали вас повременить с беременностью…

— Да, говорили, надо подождать года три-четыре. Всю беременность я была под наблюдением, чувствовала себя хорошо, вела и веду обычный образ жизни, самостоятельно родила здоровую девочку. Нашей Виолетте уже годик. Мы с мужем попросили Рому стать ее крестным.

«За последние два года ни разу не болел ни гриппом, ни ангиной»

— Я чувствовал огромную поддержку родных, друзей, коллег по работе и даже незнакомых людей, — продолжает Роман. — Близкие говорили: «Мы вместе выкарабкаемся». Благодаря им триста тысяч гривен на операцию удалось собрать всего за неделю. Хочу сказать большое спасибо нашей куме Тамаре Богомаз, распространявшей информацию обо мне через Интернет. Алине, которая активно подключилась к поиску средств. Крупную сумму выделило руководство табачной фабрики, на которой я тогда работал.

Уже через три дня после трансплантации Романа перевели в обычную палату.

— Восстановительный период прошел без осложнений, — говорит мужчина. — Спустя два месяца я снял корсет и начал бегать. Конечно, ежемесячно сдаю анализы крови на биохимию в местной поликлинике, раз в полгода обследуюсь в Харьковском центре урологии и нефрологии — проверяю кровь на концентрацию препаратов. Регулярно утром и вечером принимаю назначенные таблетки для подавления иммунитета. Но что интересно: за прошедшие два года не болел ни ангиной, ни гриппом.

В самые сложные минуты рядом с молодым мужчиной были мама Елена Ивановна и жена Светлана

— А как вы попали в сборную Украины людей с трансплантированными органами по мини-футболу?

Прошлым летом прочитал информацию столичной футбольной федерации о наборе в такую команду для участия в международном турнире «Трансплантация — это жизнь». Я был первым, кто подал заявку. С детства ведь на воротах стоял, с футболом никогда не расставался, до сих пор продолжаю ездить на матчи в Киев. А тут представилась возможность два месяца заниматься с профессиональным тренером на базе моего любимого «Динамо» в Конча-Заспе, общаться с ветеранами футбола.

Украина впервые принимала участие в этих соревнованиях, и каждый из тринадцати игроков считал своей честью защищать национальные цвета. В команде были кто с пересаженной печенью, кто с почкой, кто с сердцем… Игроки получили медали «Мастер спорта» второй категории и наручные часы, а также календарь на 2020 год со своими фотографиями. Впереди — соревнования по настольному теннису и волейболу среди людей, живущих с пересаженными органами, и тех, кто находится на диализе. В общем, трансплантация — это не приговор.

«Я рискнул взять Романа на операцию, проявив хирургическую наглость, и мы выиграли битву за жизнь»

Заведующий отделением трансплантации почки Харьковского областного клинического центра урологии и нефрологии им. В. И. Шаповала доцент Николай Поляков хорошо помнит Романа Борминова и рад его успехам в спорте.

— Таких людей, как Роман, с дважды трансплантированными донорскими почками, не так мало, — говорит Николай Николаевич. — Беда в том, что пациенты забывают вовремя обследоваться после операции. Они обязаны это делать постоянно. Люди чувствуют себя хорошо, и им кажется, что болезнь ушла. А достаточно пропустить один день приема иммуносупрессоров, и начинается реакция отторжения. Кстати, согласно американским исследованиям, самый высокий процент приживаемости пересаженных органов у пациентов в Японии. Потому что они очень пунктуальны в приеме лекарств.

Читайте также: Что такое посмертное донорство и как будет действовать закон о трансплантации?

— Скажите, действительно ли Роман мог потерять пересаженную мамину почку из-за смены иммуносупрессора?

— Организм может отреагировать на замену лекарства по-разному, поэтому проводят тест на восприимчивость. Возможно, этого не сделали. К сожалению, врачи, у которых наблюдаются наши пациенты, либо боятся что-то назначать, либо не учитывают, как препараты будут взаимодействовать с иммуносупрессорами. Роман поступил в наш центр в тяжелом состоянии. Я рискнул его взять на операцию, проявив хирургическую наглость, и мы выиграли битву за жизнь.

— Что может привести к почечной недостаточности?

— Среди причин поликистоз, хронические заболевания, нарушение обмена веществ, врожденные патологии. Но я так скажу: если бы мы понимали, что приводит к сбою в работе внутренних органов, трансплантаций не было бы вообще.

Увы, поскольку законодательно не были урегулированы вопросы трансплантации, в Украине за все годы независимости было проведено меньше 2500 операций по пересадке. Хотя необходимо около 5000 в год.

— И последний вопрос. Почему вы оставили пациенту неработающие почки?

— Если они не являются очагом инфекции, хирурги предпочитают их не удалять.

Читайте также: Разработчик сообщил о готовности к запуску единой государственной информсистемы трансплантации

Напомним, на днях в райбольнице Ковеля провели уже вторую пересадку сердца. А в конце января в Киеве выписали из больницы мужчину, который стал первым за 15 лет пациентом, которому в Украине провели трансплантацию сердца. О самой операции читайте в публикации «Раньше пару метров не мог преодолеть без страшной одышки, а сейчас спокойно поднимаюсь по лестнице».

Фото предоставлено Романом БОРМИНОВЫМ

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Заметили ошибку? Выделите её и нажмите CTRL+Enter
    Введите вашу жалобу
Читайте также
Новости партнеров