БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Политика

Дмитрий Разумков: «Единственное, чего боится Зеленский, — не оправдать ожидания общества»

8:02 30 мая 2019 4971
Дмитрий Разумков

Дмитрий Разумков — политтехнолог, политконсультант и топ-спикер избирательной кампании Зеленского. Его называют одним из основных коммуникаторов между новоизбранным президентом и внешним миром. Именно он первым озвучивал позицию Зеленского во время предвыборной гонки. Сейчас его усилия — уже в качестве главы партии «Слуга народа» — сосредоточены на парламентских выборах.

Разумков родился 8 октября 1983 года в Бердичеве Житомирской области. Мать — народная артистка Украины Наталья Кудря. Отец — Александр Разумков (умер в октябре 1999 года от неизлечимой болезни), бывший работник идеологического отдела ЦК комсомола, первый помощник президента Кучмы, заместитель секретаря СНБО.

Дмитрий имеет два высших образования: окончил Киевский институт международных отношений и Национальный университет государственной налоговой службы. В Википедии о нем написано: «Специализируется на вопросах информационно-аналитической работы в сфере внутренней и внешней политики государства и адаптации и внедрении политтехнологий для реализации стратегий по формированию общественного мнения и имиджа».

С 2006 года занимается политическим консультированием и выборами. В ту пору он был членом Партии регионов (объясняет это тем, что «не воспринимал ситуацию в государстве в 2004—2006 годах»), вышел из партии в 2010-м после победы Януковича на выборах. В 2010—2014 годах работал с Сергеем Тигипко.

27 мая было официально объявлено, что партия «Слуга народа», лидером которой является Дмитрий Разумков, начала избирательную кампанию. Наш разговор — о предстоящих выборах, о партии, о Зеленском и его команде.

«Места в списках мы продавать не будем»

— Дмитрий, прием заявлений в партию «Слуга народа» предполагается осуществлять по Интернету. Но в виртуальном пространстве все выглядит намного симпатичнее, умнее, интеллигентнее…

В любом случае оценивать человека будут по делам. Все равно после регистрации на сайте он придет в местный партийный офис, чтобы познакомиться с коллегами.

Я с вами могу жестко подискутировать на эту тему. Как очень часто происходит в реальной жизни? Приходит директор завода и приказывает: «У нас должно быть две тысячи новых членов партии». А потом мы удивляемся, когда якобы многотысячные партии разваливаются по щелчку.

Если мы говорим о переходе на диджитал-платформу (использование цифровых технологий. — Авт.), то не вижу в этом большой проблемы и считаю, что это хорошо. Попытки ведь были и раньше.

— Например?

— «Сильная Украина». Там в свое время принимали заявки через сайт, потом людей приглашали в офисы, с ними вели собеседования, определяли, по каким направлениям они могут работать. Виртуальное пространство с тех пор заметно изменилось.

— Сколько новых членов партии рассчитываете принять в свои ряды?

Мы цифрами вообще не оперируем. Если исходить из такой логики, во время избирательной кампании сотни тысяч людей поддержали Зеленского. Любая другая партия сказала бы: теперь мы одна из самых крупных в стране. Для нас же вопрос не в количестве, а в качестве. Да простят меня коллеги, но многие партии имеют на балансе (я не оговорился и сказал абсолютно то, что хотел), то есть на учете (перехожу на юридический язык), тысячи членов. Но знаю много примеров, когда на каждом избирательном участке представлены по два наблюдателя и два члена комиссии от такой-то партии, а в ней самой реально ноль. Так что пусть людей окажется меньше, но на них можно будет положиться не только во время избирательной кампании, но и в период реформирования страны.

Читайте также: Зеленскому не удастся «сшить» страну, его избирателей ждет разочарование, — Павел Казарин

— Перед вами стоит задача, сколько процентов следует набрать на выборах?

— Нет. Вы опять проводите аналогию с другими партиями: там есть план, сколько ты обязан обеспечить процентов, — или твоя политическая карьера завершена. У нас так вопрос не стоит. Если бы мы такую задачу ставили людям на местах, то президентом Зеленский не стал бы. Это старые подходы. Так происходить не должно. Просто каждому нужно сделать максимум, чтобы людей, которые поддерживают партию, было как можно больше на твоей улице, в твоем селе, в твоем городе. На это мы планируем нацеливать всех.

— Недавно прочла в «Фейсбуке», что якобы уже есть прайсы: за какую сумму можно купить место в списке партии «Слуга народа».

— Может, в соцсетях такие прайсы и есть. Но если вам кто-то предлагает купить место в списке «Слуги народа» за такую-то сумму, приходите с этим человеком к нам в офис и будем разбираться. К такой «торговле» категорически отрицательно относится и Зеленский, и руководство партии. Если мы начнем заниматься этим, станем такими же, как и все остальные. Я часто слышу или читаю в «Фейсбуке» о расценках — от 200 тысяч долларов до шести миллионов. Пишут все что угодно. Но ни один не пришел и не сказал, что ему конкретно такое предложили. Места в списках мы продавать не будем.

«Игорь Валерьевич поддерживает разные политические силы»

— Кто войдет в первую пятерку списка партии на выборах?

— Не смогу сказать.

— Помимо этого ведь еще будут кандидаты-мажоритарщики?

— Думаю, да.

— Перебежчики из других партий уже появились?

— Что вы имеете в виду? Действующий или бывший народный депутат по мажоритарному округу не пойдет. Если же говорим о списке партии, это маловероятно. Теоретически мы могли бы предложить достойным народным депутатам место в списке. Но вряд ли.

— Программа партии сейчас разрабатывается. На чем будут сделаны основные акценты?

— Программа будет приниматься не Разумковым или Юзиком (речь об артисте «Квартала 95» Юрии Корявченкове; известно, что он будет выдвигаться по мажоритарному округу в Кривом Роге. — Авт.), либо кем-то другим. Программу партии, как и любые другие документы такого характера, в том числе список кандидатов в депутаты, утверждает съезд. Во многом тезисы программы партии будут коррелироваться с тем, что говорил Зеленский, идя на выборы. «Слуга народа» будет поддерживать курс президента, это и логично, и правильно. У него было много обещаний и задач, которые он сам перед собой ставил, которые перед ним ставила команда, и в первую очередь украинское общество. Мы видим, что самостоятельно справиться с их выполнением ему будет очень и очень тяжело. Система противостоит достаточно жестко. Но, знаете, организм все равно рано или поздно справляется с вирусом гриппа.

Возвращаюсь к целям и задачам. Сегодня без консолидации президентской, законодательной и исполнительной вертикалей власти сложно реализовать запланированное. Но я думаю, что у нас это получится.

— Коломойский сказал, что он будет поддерживать вашу партию. В чем эта поддержка может выражаться?

Не знаю. Этот вопрос стоило бы задать Игорю Валерьевичу. Многие поддержали Владимира Александровича на выборах своим голосом. Это тоже поддержка, другой нам особо и не надо.

Игорь Валерьевич поддерживает разные политические силы. Но, наверное, есть такие, которые он не захочет поддерживать ни за какие коврижки.

— Члены любой партии обязаны платить взносы. Каким будет их размер?

Вы о партийной кассе? Еще «золото партии» вспомните… Я не готов ответить на этот вопрос. Такое решение будет принимать высший совет партии. Пока мы его не обсуждали.

Во время президентской гонки у нас было более чем достаточно людей, готовых внести пожертвования. Сейчас избирательный фонд будет формироваться в том числе и таким способом. Единственное ограничение: люди, помогавшие нам ранее, в предстоящей кампании уже это сделать не смогут. Это оговорено в законодательстве.

«Зеленский четко знал, на что идет»

— Вы говорили, что работали в команде Зеленского на волонтерских началах. Но у вас же двое детей. Их надо содержать.

— У меня есть бизнес (Разумков — управляющий партнер и директор Ukrainian Politconsulting Group, его партнеры Василий Мокан и Нелли Яковлева. — Авт.), который приносит какие-то доходы. Моя жена работает. Я нормально себя чувствую в финансовом плане.

Когда мы входили в эту кампанию, не знали, чем она закончится. Понимали, что Зеленский наиболее достойный кандидат. И очень рады, что наше мнение разделили 73 процента граждан. Я тогда для себя принял решение, что пойду работать как волонтер. Считаю, что все сделал правильно.

— Вы сами предложили свои услуги или вам сделали предложение?

— Меня познакомили с Владимиром Александровичем 9 октября. Мы проговорили около двух часов. Для меня это было самое необычное собеседование. Обычно рассказываешь ты, а не тебе. Но тут рассказывал больше он — о том, что бы хотел сделать, и какой видит страну, хотя это, может, звучит пафосно. Это был абсолютно человеческий диалог.

Читайте также: Нас ждет шоу: зачем Зеленскому блицкриг с роспуском Рады и что будет дальше? (фото)

— Какой хочет видеть Украину Зеленский?

— В его высказываниях (они же были не на камеру) я услышал много того, что мне близко и понятно и что я хотел бы увидеть. Потом он это все озвучивал широкому кругу. Это государство является моей Родиной. Я здесь живу, надеюсь, будут жить и мои дети. Я не хотел бы, чтобы они куда-то уезжали. У меня была в свое время возможность учиться за рубежом. Но я этого не сделал. Считаю это правильным решением.

— Вы верите в Украину?

— Если бы не верил, сейчас с вами не общался бы.

Дмитрий Разумков: «Я не хочу и не буду сейчас рассказывать, как завтра все станет замечательно. Вы мне просто не поверите»

— Многие эксперты утверждают, что Зеленский даже не понимает, куда он попал.

— Не согласен. Он как раз очень неплохо это понимает. Он четко знал, на что идет.

— Вы часто встречаетесь?

— Часто — понятие растяжимое. На прошлой неделе общались. Но вопрос же не в том, часто ли мы встречаемся, а в эффективности этих встреч.

Теперь, конечно, встречаться будем реже, потому что у Зеленского работы непочатый край, нет ни одной свободной минуты. Но то, что он гораздо более открытый, нежели предыдущие президенты, — факт. И не только для членов команды, но и для простых граждан.

— Как-то вы сказали, что Зеленский сам принимает решения. Но за этими решениями нередко видится тень Коломойского…

— Я говорил и сейчас повторю, что подавляющее большинство решений в рамках избирательной кампании принимал Зеленский. На наших совещаниях он слушал разных людей, иногда соглашался с мнением Разумкова, иногда с мнением кого-то другого, выслушивал разные точки зрения и принимал взвешенное и сбалансированное решение.

— Не раз читала в соцсетях, что в стране появились очередные «дети лейтенанта Шмидта» — аферисты, которые приходят в разные офисы и конторы, выдают себя за представителей «ближнего круга» Зеленского и что-то требуют. Прокомментируйте, пожалуйста.

— Ну вы их сразу можете сюда приводить вместе с теми, которые продают места в списке партии. Вообще-то, по городам и весям всегда ходили «дети лейтенанта Шмидта», менялось только то, от кого они приходили. Сейчас рассказывают, что от Зеленского.

— Люди ведутся на такое?

К сожалению, да. Поэтому в очередной раз повторю: реальные представители Зеленского никуда не ходят. Если такое случится — милости просим или к нам в офис, или в правоохранительные органы.

А если, не дай Господь, кто-то из действительно связанных с нами людей додумается действовать так, никакой индульгенции не ждите. Наказание будет самым суровым.

— На какие грабли боится наступить Зеленский?

— Это не грабли — это минное поле… Единственное, чего он боится, — не оправдать ожидания общества.

— Многих покоробила риторика Зеленского во время IT-форума — «чуваки», «факапы», «великобританцы» и так далее. Но это ерунда по сравнению с тем, что на дебатах он боевиков Донбасса назвал «повстанцами». Нам, переселенцам, больно такое слышать.

— Это не была оговорка. Коль мы откровенно говорим, я вам сейчас объясню. Зеленский зачитывал вопросы, которые задавали граждане Украины.

— Но можно же было не озвучивать такое.

— Можно, — говорит Дмитрий Разумков. — Но мы не занимались цензурированием, даже грамматические ошибки не исправляли. Лично я не воспринимаю эпитет «повстанцы». Но если мы с вами начинаем кого-то критиковать, то в первую очередь следует критиковать не простых граждан, написавших это слово, а работников бывшей Администрации президента. В нескольких источниках на официальном сайте «повстанцы» тоже упоминались. Если хотите, можем сейчас посмотреть. Я, кстати, написал на эту тему большой текст и выложил скрины.

Читайте также: Аркадий Бабченко: «Кремль будет отходить от стратегии войны в Украине, просто скупая здесь все»

— Когда вы между собой разговариваете, Зеленский не называет боевиков и террористов «повстанцами»?

— Думаю, вы прекрасно слышали риторику и самого Зеленского, и представителей его команды, и наше отношение к тому, что происходит на востоке, и к тем, кто оккупировал Крым.

— Россия — страна-агрессор?

Да, это было не раз сказано и нами, и Зеленским. Главное не повторять это бесконечно (это может каждый второй, особенно в телевизоре, а потом делать абсолютно другие вещи), а знать и помнить об этом.

Зеленский сказал четко и внятно: мы не торгуем своей землей, не сдаем ее в аренду ни в долгосрочное, ни в краткосрочное пользование и не дарим. Те, кто проживает на временно оккупированной территории, фактически являются заложниками. А те, кто бежал от войны на подконтрольную территорию, не получили от государства ни экономической, ни социальной, ни психологической поддержки.

— У этих людей есть перспективы при президенте Зеленском получить ее?

Очень много времени упущено. Кто-то из этих граждан уехал в Европу, и вернуть их будет тяжело. А возвращать украинцев нужно, об этом говорил Зеленский. Многие, к сожалению, уехали в Россию, и это тоже большая проблема. Некоторые вынуждены находиться на временно оккупированных территориях, потому что там дом. Пусть с дыркой в крыше, но он есть. А на подконтрольной территории им жилье не дали. Я понимаю, что в стране социальные и экономические проблемы. Но мое субъективное мнение, что для переселенцев государство сделало не все, что могло бы.

Скажу еще о том, что наверняка волнует вас и ваших коллег. К сожалению, информационной стратегии в Украине нет. А информация в условиях гибридной войны — это тоже оружие. Да, российские телеканалы «Звезда», Russia Today, «Первый канал» обладают колоссальным финансовым ресурсом и вещают на весь мир. А мы даже то, что можем, не делаем. Плохо коммуницируем с гражданами, которые находятся на временно оккупированной территории, рассказываем, что туда не доходит сигнал, еще что-то. Но даже не пытаемся что-то сделать.

— И как же это теперь исправить?

Не буду повторять тезисы избирательной кампании. Было четыре основных блока — дипломатия, экономика, информация и армия. И по всем этим направлениям нужно будет двигаться. Уже сегодня президент Зеленский может что-то делать на своем уровне, какие-то вещи мы сможем имплементировать только после парламентских выборов.

Я не хочу и не буду сейчас рассказывать, как завтра все станет замечательно. Вы мне не поверите. Предстоит тяжелый процесс. И его придется пройти всем: и вам, и мне, и людям, которые живут на свободной и временно оккупированной территории, в «серой зоне».

— Москва будет подталкивать Зеленского к прямым переговорам с главарями так называемых «ДНР» и «ЛНР». Он может пойти на такое?

Мне кажется, что вести переговоры нужно с теми, кто принимает решения. А Пушилин и Пасечник не те персоналии. Просто поговорить президенту Зеленскому неинтересно. Для достижения результата нужно разговаривать с другими — с теми, кто реально может повлиять на процесс восстановления мира на Донбассе.

Читайте также: Пересменка на пути к национальному единству: уроки для Порошенко и вызовы перед Зеленским

— С трудом представляю разговор Зеленского с Путиным.

— Почему?

— Да этот монстр просто проглотит и не подавится.

Почему все считают, что Зеленский… Вот все воспринимают (и я в какой-то степени тоже раньше воспринимал) Зеленского как шоумена и актера. Вот все гадали, куда будет первый визит. А он взял и отправился на фронт. И это правильно.

— Но я снова о возможном разговоре Зеленского и Путина. У хозяина Кремля наверняка же есть досье на всех мало-мальски заметных украинцев, чтобы оказывать давление.

— Вы правильные вещи говорите. Но вы согласны, что досье на Зеленского гораздо тоньше, нежели на любого действующего политика?

— Там сейчас очень усердно роют.

— Пусть роют дальше. Вопрос — нароют ли.

До событий в Керченском проливе (25 ноября 2018 года были захвачены в плен 24 украинских моряка. — Авт.) Путин и Порошенко коммуницировали по телефону. Это не секрет. К тому же был спецпредставитель, который систематически летал в Москву напрямую (речь о Медведчуке. — Авт.). В Минске работают переговорные группы. Да, это не государственный уровень, но тем не менее идет системная работа. Был и есть «нормандский формат». Идут переговоры на уровне министров иностранных дел и так далее. Отходить от «Нормандии» или от «Минска» мы не можем. У нас нет альтернативы.

Президент Зеленский предлагает расширить «нормандский формат» за счет Великобритании и США как подписантов Будапештского меморандума. К тому же эти два государства сегодня жестко ведут себя в отношениях с Российской Федерацией. Зеленский будет инициировать расширение. Но сначала должна пройти встреча в прежнем «нормандском формате». Консультации уже идут.

— А что Зеленский говорит об автономии Донбасса и федерализации страны?

— Мы будем выполнять Минские договоренности. И все.

— Завершающий вопрос. Скоро народ начнет говорить, что разочарован Зеленским. Это неизбежно. Президент готов держать удар?

Его начали ругать буквально на второй день после того, как он объявил, что идет в президенты. Он еще не договорил, а уже начали ругать… Готов ли он к этому? Да, уже готов. Во время избирательной кампании на него было вылито столько грязи (не критики!), сколько, видимо, он не получал за всю жизнь. И не только на него, но и на родных и близких, которым надо памятник поставить за терпение и выдержку.

Готов ли он к тому, что будет снижаться рейтинг (если он вообще будет снижаться; может, Зеленский станет работать так, что его рейтинг начнет расти)? Он этого не боится. Не раз, в том числе и в своей инаугурационной речи, он говорил, что готов ко всему, и к потере рейтинга тоже. Плюс ему проще, чем любому из наших политиков, поскольку он сразу заявил: «Я иду на один срок». Когда политик идет на два срока, он четко понимает, что с середины первой каденции ему надо аккумулировать или ресурсы, или людей, или расставлять на те или иные позиции своих, чтобы снова победить. Когда у тебя нет такой задачи, а есть цель реализовать реформы и выполнить обещания, которые ты дал в рамках своей единственной избирательной кампании, это совсем другое дело. Поэтому в этом плане Зеленскому гораздо комфортнее, нежели кому-либо. Надеюсь, что рейтинг падать не будет. Поживем — увидим.

Тем временем, как сообщали ранее «ФАКТЫ», еще одна звезда шоу-бизнеса вслед за Владимиром Зеленским и Святославом Вакарчуком заявила о своих политических амбициях. Певица Оля Полякова объявила о создании женской партии.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров