БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ  >>
Шоу-бизнес

Бандерас фактически силой заставил меня дать ему роль в «Боли и славе», — Педро Альмодовар

11:34 6 сентября 2019 1829
Педро Альмодовар с Пенелопой Крус и Антонио Бандерасом
Инф. «ФАКТОВ»

В субботу, 7 сентября, завершил свою работу 76-й Венецианский международный кинофестиваль. Жюри под председательством аргентинского режиссера Лукреции Мартель объявило победителей. «Золотой лев» достался американскому фильму «Джокер». Украинский фильм «Атлантида» победил в специальном конкурсе «Горизонты». Имена двух призеров были известны заранее. 2 сентября почетный «Золотой лев» вручили знаменитой голливудской актрисе Джули Эндрюс. 83-летняя звезда мюзиклов «Звуки музыки» (занимает 4 место в списке лучших мюзиклов за всю историю Голливуда), «Мэри Поппинс» и «Виктор/Виктория» лично прилетела в Венецию за наградой.

Второй почетный «Золотой лев» в этом году достался культовому испанскому режиссеру Педро Альмодовару. Он также прилетел в Венецию, где его ждали с нетерпением. А 25 сентября у Альмодовара юбилей — знаменитому кинематографисту исполняется 70 лет.

К этой круглой дате Педро подошел с солидным творческим багажом. Он снял 21 фильм. И каждый из них становился событием. Альмодовар собрал большую коллекцию престижных кинонаград. Она включает в себя два «Оскара» (лучший иностранный фильм — «Все о моей матери», лучший оригинальный сценарий — «Поговори с ней»), пять премий Британской кинотелеакадемии BAFTA («Все о моей матери», «Поговори с ней», «Кожа, в которой я живу»), две премии «Золотой глобус» («Все о моей матери», «Поговори с ней»), три премии «Сезар» («Высокие каблуки», «Все о моей матери», «Поговори с ней»), шесть премий киноакадемии Испании «Гойя» («Женщины на грани нервного срыва», «Все о моей матери», «Возвращение») и множество других наград, включая призы Каннского и Венецианского кинофестивалей.

В мае Альмодовар представил в Каннах свой новый фильм «Боль и слава». Главные роли в нем сыграли Антонио Бандерас и Пенелопа Крус. Это любимые актеры режиссера, но отношения у него с ними складывались непросто. Особенно с Бандерасом. Антонио активно снимался в ранних фильмах Педро, а потом отправился покорять Голливуд, и их творческие пути разошлись. Они поддерживали приятельские отношения, но явно были недовольны друг другом.

Все это есть в картине «Боль и слава». Она получилась невероятно откровенной. Не каждый режиссер рискнет так рассказать о своей жизни. Альмодовар пошел на это сознательно. Многие из тех, кто уже посмотрел фильм, были шокированы. При этом картина потрясает своей глубиной и искренностью. Режиссер на примере собственной жизни исследует вечные темы — любовь, отношения между родителями и детьми, дружбу, ревность, верность, предательство.

О том, почему он решил снять такой фильм, а также о том, как складывались его отношения с актерами, Альмодовар рассказал в интервью британскому журналисту Робби Коллину перед тем, как отправиться в Венецию. Разговор состоялся в Лондоне, куда Педро приехал, чтобы представить «Боль и славу» британским зрителям. К беседе режиссера и журналиста неожиданно присоединился Бандерас, отчего интервью стало еще интереснее. Эксклюзивное право на публикацию этого материала в Украине «ФАКТЫ» получили от The Interview People.

«Антонио, если тебе что-то не нравилось, почему ты тогда снялся еще в семи моих картинах?»

— Педро, скажите, вы помните, как впервые познакомились с Антонио?

Альмодовар: — Конечно! Это было в 1980 году в Мадриде. Я договорился с начинающим актером по имени Антонио Бандерас о встрече в Cafе Gijоn. О, это удивительное место! Старая кофейня, где с XIX века встречаются представители испанской творческой интеллигенции. Мы друг друга не знали в лицо. Я знал, что Бандерас сыграл небольшую роль в трагедии Кальдерона. Ему было тогда всего 20 лет…

Бандерас: — Да, ты ожидал увидеть юнца, а я сбил тебя с толку! Как раз для той роли отрастил усы и бороду, которые делали меня лет на десять старше. Нашу встречу организовал один мой приятель. Я поинтересовался, кто меня будет ждать в Cafе Gijоn. Дело в том, что я не относил себя к интеллигенции и прежде не бывал в этой кофейне. Мне казалось, что там собираются одни старики. Приятель сказал: «Тебя будет ждать Педро Альмодовар». «А кто это?» — спросил я. «Он недавно снял один фильм. И это его первый и последний фильм…» — ответил приятель…

— Господи, почему ваш знакомый был в этом уверен? Мы говорим сейчас об Альмодоваре, который сидит здесь с нами?

Альмодовар: — Обо мне, не удивляйтесь. Тогда я сам так думал. Я ведь видел себя писателем, сценаристом, фотографом. Именно этим и занимался. Вдруг мне поступило предложение снять фильм по мотивам моей фотосессии для журнала El Vibora. Тот еще был материал. Назывался «Обычные эрекции». Это же был конец 70-х! Эра сексуальной свободы. Во всяком случае, у нас в Испании. В ноябре 1975 года умер Франсиско Франко, правивший страной с 1939 года. С его смертью будто рухнули все запреты — политические, социальные, сексуальные. И мы рвались в бой. Фильм называется «Пепи, Люси, Бом и остальные девушки». Это веселая комедия о трех подружках, которые с головой окунаются в ночную жизнь Мадрида. До этого у меня был опыт съемок только короткометражек. Я привык использовать 16-миллиметровую камеру. И эту картину решил снимать так же. Была и еще одна причина — острая нехватка денег. Даже арендовать профессиональное кинооборудование у меня не было средств. Съемки велись только по выходным, так как в будние дни мы все работали. Деньги собирали по крохам. Особенно помогла Кармен Маура. Она прекрасная женщина и подруга. А актриса просто гениальная! Сейчас в это невозможно поверить, но мы сняли полнометражный художественный фильм за 4 тысячи долларов! Во всяком случае, те песеты, что мы тогда наскребли, составляли примерно такую сумму.

— И фильм стал культовым!

Альмодовар: — Да, но он был настолько смелым в сексуальном плане, что его крутили в кинотеатрах только по ночам…

Бандерас: — Зато это продолжалось четыре года подряд, и народ валил на «Пепи, Люси, Бом» все это время! Но я об этом узнал уже только после нашей первой встречи. А тогда я зашел в кофейню и стал искать взглядом начинающего кинорежиссера. Мне помогла ярко-красная папка. Она сразу привлекла мое внимание. Представить себе не мог, что кто-то может ходить по городу с папкой такого цвета!

Альмодовар: Подумаешь! Просто я люблю яркие цвета…

Читайте также: Антонио Бандерас: «Каждое утро по дороге в школу я проходил мимо дома, где родился Пабло Пикассо»

— Это становится очевидно, когда посмотришь хотя бы один ваш фильм!

Бандерас: — Согласен. И вот сначала я вижу эту папку, потом поднимаю глаза и начинаю разглядывать ее владельца. И вижу мужчину лет 30 с кудрявой шевелюрой и мохнатыми бровями. Педро сидел на стуле, вытянув ноги так, что другим посетителям приходилось через него перешагивать. Но его это нисколько не волновало. Я подошел и представился…

Альмодовар: — Ага, представился. Ты просто буркнул: «Значит, это вы!»

Бандерас: — А ты ответил: «У вас хорошее лицо для кино». Спасибо, что не сказал — смазливое!

Альмодовар: — Я это подразумевал. Но мне понравилось, как ты отреагировал. С иронией заявил: «Да, романтическая внешность». Этот ответ решил все. Я понял, что хочу дать тебе роль в моем новом фильме. Я приступал к работе над «Лабиринтом страстей». Тоже веселая комедия о поп-звезде, которая является нимфоманкой. Ее сыграла Сесилия Рот…

Бандерас: — А из меня, типичного героя-любовника, ты сделал исламского террориста-гея, у которого сверхчеловеческий нюх! Спасибо тебе большое.

Альмодовар: Антонио, чем ты недоволен? Эта роль тебе удалась. Если тебе что-то не нравилось, то почему ты тогда снялся еще в семи моих фильмах?

В 1988 году картина Альмодовара «Женщины на грани нервного срыва» была выдвинута на премию «Оскар». Главные роли в ней сыграли Антонио Бандерас и Кармен Маура

Бандерас: — Знаешь, Педро, я до сих пор не пойму, как ты это делаешь. Всякий раз у нас с тобой возникают огромные противоречия. Я, прочитав сценарий, вижу свою роль совершенно иначе, чем представляешь ее себе ты. И мы начинаем спорить…

Альмодовар: — Нет, Антонио, споришь ты. Мне же твое мнение совершенно не интересно. Я знаю, как правильно сыграть. А ты, бывает, среди ночи мчишься из своего отеля ко мне домой, чтобы поделиться своими гениальными мыслями…

«Боли в спине были такими сильными, что я не мог работать. Жил с мыслью, что больше ничего не сниму»

— Господи, вы сейчас подеретесь!

Бандерас: — Не волнуйтесь, за столько лет нашего знакомства до рукоприкладства дело пока не доходило. Но руки чешутся, вы правы. Педро, ты до сих пор не можешь простить мне то, что я уехал в Голливуд?

Альмодовар: — А что хорошего ты сыграл там, Антонио? Каких-то красавчиков? Тебе самому это не нравилось, ты же мне не раз об этом говорил. Хотя нет, тут я преувеличиваю. Была одна роль…

Бандерас: — Слава Богу! Думаю, ты говоришь сейчас о фильме «Филадельфия», где я играл вместе с Томом Хэнксом? Мне тоже она нравится.

Альмодовар: Ты все время торопишься, Антонио. Я имею в виду другой фильм. Это «Интервью с вампиром». Надеюсь, Том Круз и Брэд Питт простят меня за мои слова, но в этой картине Бандерас был лучше. Думаю, это различие в культурах. Только у Антонио в этом фильме в глазах горит настоящее желание. Том и Брэд — прекрасные актеры, профессионалы. Но в Голливуде не требуют показать в кадре жизнь, страсть. Их играют. Антонио показал одним взглядом подлинную страсть. В нем есть то, чего нет в Крузе и Питте. Еще раз прошу у них прощения за такую оценку. Бандерас вообще специалист по страсти. К счастью для меня.

Статуэтка «Золотого льва» пополнила коллекцию престижных наград режиссера

— Именно поэтому вы доверили Антонио сыграть вас в «Боли и страсти»?

Альмодовар: — Ну, Сальвадор Мальо, герой этого фильма, не совсем я…

Бандерас: — Педро, прошу тебя, все прекрасно знают, что в этой картине ты показал себя. Достаточно лишь нескольких кадров, чтобы в этом убедиться. Но играл я действительно не совсем тебя.

Альмодовар: — И снова пытался тем самым нарушить мои установки режиссера! Зря все-таки я дал тебе эту роль!

Читайте также: Пенелопа Крус: «Отказалась сниматься обнаженной и потеряла роль. Но в итоге это принесло мне успех»

— А вы не собирались снимать Антонио в «Боли и славе»? Ничего себе!

Альмодовар: Не собирался. Мы с ним слишком разные.

Бандерас: Зачем же ты тогда послал мне сценарий?

Альмодовар: — А я всегда так делаю, разве нет? Мы же друзья. И я посылаю тебе сценарии даже в тех случаях, когда не собираюсь давать тебе роль. Так было и в этот раз. Но ты опять примчался ко мне домой и фактически силой заставил меня.

— И вы теперь серьезно жалеете об этом?

Альмодовар: — Если серьезно, то очень рад, что дал эту роль Антонио. Съемки для меня шли очень сложно в эмоциональном плане. Я как бы переживал собственную жизнь снова и снова. Антонио помог мне с этим справиться. Я смотрел на него и вновь становился режиссером. Видел на площадке Бандераса, а не себя. Это не позволило эмоциям захлестнуть мои профессиональные обязанности.

Фильм «Боль и слава» получился невероятно откровенным

— Педро, вы на самом деле испытываете такие сильные боли, как это показано в фильме?

Альмодовар: — К сожалению, в моей жизни был такой период. Пять лет назад я перенес сложную операцию на спине. Боли были настолько сильными, что я не мог работать. Зациклился на своем здоровье. Жил с мыслью, что больше не сниму ни одного фильма. И дело было не только в моем физическом состоянии, а еще и в отсутствии новых идей. А потом пришло откровение. Я подумал, что, если мне суждено снять хотя бы еще одну картину, она должна стать глубоко личной. Как только эта мысль сформировалась у меня в голове, работа пошла.

«Так и не решился снимать на английском языке, а это обязательное условие в Голливуде»

— А почему вы сомневались в том, что Антонио сможет сыграть эту роль?

Альмодовар: — Имидж Бандераса во всем мире. Кто он? Мачо, наемный убийца, Зорро. Он полон энергии. Это его визитная карточка. А Сальвадор Мальо? Пожилой человек, который утратил жизненную энергию. Он слаб физически. Это не вязалось у меня в голове. Но Антонио сумел меня переубедить. К счастью.

Бандерас: — Знаете, эта роль принесла мне мою единственную на сегодняшний день престижную кинопремию! Я получил ее в мае в Каннах. Меня впервые назвали лучшим актером. Когда директор Каннского фестиваля Тьерри Фремо спросил меня, как долго я добивался этой роли, я ответил: «Сорок лет». И это так на самом деле. Поэтому я благодарен Педро за то, что он в очередной раз в меня поверил. А вот Голливуд ты мне так и не простил! Я догадываюсь почему. Тебя злит, что ты так и не снял до сих пор ни единого фильма в Америке!

— Педро, неужели вас не приглашали в Голливуд?

Альмодовар: — Предложения были, но я так и не решился снимать на английском языке, а это обязательное условие. Мне дорог и понятен испанский. Он ярче передает страсть.

— Можете назвать хотя бы одно предложение, которое вы отклонили?

Альмодовар: — Мне предлагали сценарий «Горбатой горы», но я в итоге отказался. Энг Ли сделал прекрасный фильм. Полагаю, мое решение было правильным. («Горбатая гора» — драма о двух ковбоях, которые неожиданно почувствовали сексуальное влечение друг к другу. В 2005 году фильм получил множество премий, в том числе три «Оскара», четыре «Золотых глобуса», четыре премии BAFTA, а также «Золотого льва» на Венецианском кинофестивале. — Ред.)

Читайте также: Приехав покорять Голливуд, я поначалу работал в «Макдоналдсе» за 25 долларов в неделю, — Брэд Питт

Бандерас: — Знаешь, Педро, ты сам виноват в том, что я уехал в Голливуд. Зачем ты снял такой замечательный фильм как «Женщины на грани нервного срыва»? Это было в 1988 году. Картину номинировали на «Оскар». И вот мы все летим в Лос-Анджелес. И я, молодой актер, иду по красной дорожке. Меня снимают, у меня хотят взять интервью, со мной здороваются звезды, которых я боготворю! Конечно, мне захотелось, чтобы эта сказка длилась вечно. А еще — женщины! Господи, я увидел тогда столько красивых кинозвезд. Тех, о ком грезил в своих юношеских фантазиях. И вот все они рядом со мной. Я могу даже к ним прикоснуться, и они меня не оттолкнут! В тот год на «Оскар» номинировалась Мелани Гриффит за главную роль в фильме «Деловая женщина». Я увидел ее и обомлел! Вот настоящая кинозвезда, подумал тогда…

Альмодовар: — И вскоре женился на ней! И что, теперь ты меня и в этом обвиняешь?

Бандерас: — Нет, Педро. Все в порядке. Наш брак с Мелани продлился 19 лет. У нас прекрасная дочь. Стелле уже 23 года. Я очень люблю и ее, и старших детей Мелани — сына Александра и дочь Дакоту, которая тоже стала актрисой (Дакота Джонсон, звезда фильмов «Пятьдесят оттенков серого». «ФАКТЫ» публиковали эксклюзивное интервью с актрисой «Моя мама, Мелани Гриффит, научила, как вести себя при сексуальных домогательствах, — Дакота Джонсон». Ее отец — известный актер Дон Джонсон. — Ред.). Я стал для них отцом.

«Каждую мужскую роль продолжаю писать как для Бандераса»

Альмодовар: Знаешь, Антонио, на самом деле я сильно обиделся на тебя в 1989 году…

— Можете рассказать подробнее?

Альмодовар: — Я собирался снимать «Высокие каблуки» и специально написал главную мужскую роль для Бандераса. К тому времени мы сняли уже вместе «Свяжи меня! Развяжи меня!» и «Женщины на грани нервного срыва». Мне казалось, у нас сложился прекрасный творческий союз. И вот у меня готов сценарий, все актеры утверждены, как вдруг я узнаю, Антонио, что ты отправился в Америку сниматься в малобюджетной картине «Короли мамбо»! Я был в ярости. Ты даже меня не предупредил.

Бандерас: — Я уже не раз объяснял тебе, Педро, что предложение из Голливуда поступило внезапно. Раздумывать было некогда.

Альмодовар: — Я все равно не понимаю. Ты же ни слова не знал по-английски и помчался сниматься в американском фильме!

Бандерас: — Это не проблема. Я заучил свой текст наизусть. Получилось неплохо, потому что им нужен был английский с испанским акцентом.

Читайте также: Ради красивого кадра я совершил 101 прыжок с парашютом за один день, — Том Круз

— Вы решили, что Бандерас вас предал?

Альмодовар: — Было такое ощущение. Но потом я смирился с этим. Во мне много лет жило сладко-горькое чувство, присущее матерям. Они испытывают его, когда сыновья вырастают и покидают родительский дом. Это больно, но таков закон жизни. Словно мать, я испытывал гордость за Антонио, когда он добивался успехов. Но вместе с тем мне его очень не хватало. Интуитивно каждую мужскую роль я продолжал писать как для Бандераса. А он в это время играл в Голливуде мачо рядом с такими красотками, как Анджелина Джоли (триллер «Соблазн». — Ред.) и Ребекка Ромийн (триллер «Роковая женщина». — Ред.).

Бандерас: Ага, а еще озвучивал Осла в «Шреке». Педро, достаточно вспоминать былые обиды!

Педро Альмодовар с Пенелопой Крус и Антонио Бандерасом на премьере фильма «Боль и слава» в Лондоне. Фото Getty Images

— Как я понимаю, вы простили друг друга в 2011 году?

Альмодовар: — Немного раньше. Я предложил Антонио роль в фильме «Кожа, в которой я живу».

Бандерас: — Я был удивлен. Во-первых, потому что Педро снова захотел работать со мной. Во-вторых, мне казалось, что эта роль мне совершенно не подходит.

Альмодовар: — Черт, ты же снимался в Голливуде в триллерах! А мой триллер тебе не подошел?

Бандерас: — Не в этом дело! Мне казалось, что я не смогу сыграть пластического хирурга. Да и его характер тоже вызывал сомнения. Поэтому я согласился, но при условии, что мы сможем корректировать сценарий. И ты меня обманул!

Альмодовар: — Да, потому что нужно было спасать фильм. И тебя, кстати, тоже. В Голливуде ты нахватался их штучек. Одни штампы! Все эти приемчики годятся для голливудских режиссеров, но только не для меня!

Читайте также: Дети — это маленькие тираны и диктаторы, — Том Хэнкс

Бандерас: — Знаете, премьера фильма состоялась на кинофестивале в Торонто. Там я впервые увидел смонтированный материал. Ощущение — шок!

— Почему?

Бандерас: — Потому что совершенно не ожидал от себя такого. Педро вытащил из меня такие качества, о которых я даже не подозревал. Я сидел и думал: «Как он это сделал?» И это было двойственное чувство. С одной стороны, моя актерская гордость была ущемлена. С другой стороны, после Голливуда я вдруг снова поверил в волшебство кинематографа. И все благодаря Альмодовару. После этого мое решение вернуться в Европу и сниматься здесь окончательно сформировалось.

«Я гей и не скрываю этого»

— Педро, вы живете в Мадриде?

Альмодовар: — Да, уже много лет. С 1967 года. И никуда не хочу уезжать из этого города. Я пропитался им насквозь. Только иногда меняю районы. С 2007 года живу в Rosales. Купил там квартиру за 3 миллиона евро.

— Живете один?

Альмодовар: — В квартире живу сам. Но у меня есть друг. Я гей и не скрываю этого. А мой друг — это Фернандо Иглесиас. Мы вместе уже 17 лет. Он актер и фотограф. Я почти всегда даю ему небольшие роли в своих фильмах. Но мы предпочитаем жить раздельно.

— В фильме «Боль и слава» есть потрясающий эпизод. Это разговор главного героя с престарелой матерью. Сальвадор неожиданно спрашивает ее, правда ли, что она не хотела рожать его. Неужели у вас были такие же отношения с вашей матерью?

Альмодовар: — Знаете, все это жило во мне на подсознательном уровне. Такого разговора с мамой у меня не было. Она умерла в 1999 году, 20 лет назад. Я родился в маленьком городке Сьюдад-Реаль. Это сельская местность. Мой отец занимался виноделием. Жили мы бедно. А в семье, кроме меня, было еще трое детей — две мои сестры и брат. Денег никогда не было.

Мама подрабатывала тем, что читала и писала письма для наших неграмотных соседей. Мне было восемь, когда она решила отправить меня в католическую школу при монастыре. Ей хотелось, чтобы я стал священником. А у меня были совсем другие мечты.

В результате мы все переехали в другой город. Отец открыл автозаправку. Мама продавала вино собственного изготовления. А свое образование я получил в кинотеатре. Бегал на каждый фильм. Там я узнал гораздо больше, чем в церковной школе. Признаюсь, родители были категорически против моего переезда в Мадрид. Так что конфликты с мамой у меня были. Но это тоже закон жизни.

Больше откровенных бесед с мировыми знаменитостями можно прочитать на нашем сайте в разделе «Только в «ФАКТАХ».

Перевод Игоря КОЗЛОВА, «ФАКТЫ» (оригинал Robbie Collin/The Telegraph/ The Interview People)

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Читайте также
Новости партнеров