ПОИСК
Події

Детей бьют и заставляют жевать использованные презервативы: кошмар в скандальном центре в Одессе

11:02 20 грудня 2019
В детские приюты и центры реабилитации в основном попадают сироты, брошенные родителями дети и трудные подростки. Однако в этих закрытых учреждениях вместо помощи ребятам часто наносят непоправимый вред их неокрепшей психике. В сентябре 2018 года «ФАКТЫ» рассказывали шокирующую историю о том, как малолетний насильник девять месяцев издевался над воспитанниками одесского приюта «Світанок». В результате «тщательных проверок и изучения ситуации» была освобождена от должности руководитель областной службы по делам детей. Первые лица обладминистрации решили «с учетом результатов расследования, проведенного сотрудниками отдела ювенальной превенции ГУ НП в области по фактам побоев и истязаний» реформировать этот приют в центр социально-психологической реабилитации детей (ЦСПРД). Сейчас достоянием общественности стали новые кошмарные факты из жизни этого детского центра. Суть происходящего та же: дети подвергаются избиениям и насилию, а персонал и администрация это скрывают. Однако всплыли и некоторые «новации»…

«Мама, умоляю, скажи, чтоб не кололи»

На сей раз сохранить тайну заведению не удалось. Информация вышла «наружу» в силу побегов воспитанниц. Руководству центра пришлось обращаться в полицию. София Литвин, Мирослава Гайтан, Анастасия Шаповалова и Наталья Недова нашлись после того, как вышли на связь с волонтерами.

— Две девочки обратились ко мне и попросили о помощи, они боялись возвращаться обратно, — рассказывает одесская правозащитница, в недавнем прошлом сотрудник полиции Зоя Мельник. — Я отвезла их в полицию, передав инициаторам розыска. Другого пути у меня, увы, не было. Мирослава Гайтан очень плохо себя чувствовала, она просилась в больницу, но сотрудники службы по делам детей ей отказали. Я вызвала скорую помощь в Хмельницкое отделение полиции, однако служба отправила больного ребенка обратно в центр.

По словам правозащитницы, вечером следующего дня ей позвонила мать Мирославы и сообщила, что дочь отравилась. Скорую помощь не вызывают, а колют но-шпу и анальгин. Более того, по телефону мама слышала выкрики персонала центра: «Держи ее, бл… ь!» Девочка плакала: «Мама, умоляю, скажи, чтоб не кололи!»

РЕКЛАМА

— Я собралась среди ночи, заехала за мамой девочки и мы отправились в центр, — продолжает Зоя Мельник. — К нам вышел весь персонал, включая медсестру, наперебой начали рассказывать, что девочка симулирует. Маму пустили к дочке, а я осталась стоять у забора. И тут мне позвонила Мирослава: «Умоляю, пожалуйста, помогите меня госпитализировать. Я вам расскажу, что происходило на самом деле, только чтобы воспитатели не слышали… Они сказали, что вызвали «омонов» — так дети называют охранников частной фирмы. Сами «омоны» подтвердили на камеру, что их вызывают «беседовать с детьми». Врачи скорой приняли решение госпитализировать ребенка, несмотря на то, что воспитатели уговаривали этого не делать.

Читайте также: Камеры в туалетах и запрет на телефоны: в Одессе скандал в реабилитационном центре

РЕКЛАМА

Позже дети и сама Мирослава рассказали, что она выпила дезинфицирующее средство, только чтобы уехать в больницу из «этого клятого центра». Чтобы не заперли в психушку, сказала, что отравилась винегретом.

Как рассказала Лариса Гайтан, мама 14-летней Мирославы, ее дочь попала в центр после того, как несколько месяцев назад поссорилась с ней и убежала из дому. Девочку в окружении плохой компании обнаружили правоохранители.

РЕКЛАМА

Как оказалось, у воспитателей были причины не отпускать Мирославу. Она рассказала, что после побега ее избили. Медики констатировали у пациентки желудочное кровотечение. Мама написала заявление в полицию, где выдали направление на судебно-медицинскую экспертизу (СМЭ).

— Утром я приехала забрать дочь на экспертизу, но ее не отдавали, — говорит Лариса Гайтан. — Мирославу внезапно выписали. Но самое главное — в больницу прибыли сотрудники ЦСПРД во главе с директором Инной Васильевной, которая уговаривала дочь ехать в центр. На меня давили, пугали лишением родительских прав, забрали медкарту ребенка и результаты всех анализов.

— Я не желаю больше молчать и терпеть, — заявила Мирослава, увидев прибывших в медучреждение журналистов. — Нас там (в ЦСПРД. — Авт.) избивают, ставят на колени, издеваются как хотят! Насильно вталкивают надолго под холодный душ, как 13-летнюю девочку и 15-летнего мальчика, у которых были отношения. Воспитательница застукала их в кладовке и вызвала «омонов». Те били их ремнями, велели парню отыскать выброшенный им в мусорку использованный презерватив, разрезали его и заставили жевать… После этого жуткого случая девочка почти месяц провела в психушке, откуда ее снова вернули в центр.

Еще «омоны» каждый раз применяют электрошокеры, прямо в присутствии воспитателей, которые при этом смеются. А что с них взять, когда они сами не лучше. Издеваются, а в наказание за побеги закрывают в карцер, оставляют без еды.

Могут ни с того, ни с сего остричь. Вернее, даже не стригут, а выкорчевывают волосы. При этом нагло врут, что у нас якобы завелись вши.

Мирослава продемонстрировала журналистам, что в центре для детей ее избили. Стоп-кадр «Первый Городской. Одесса»

— Я находилась в этом заведении год и семь месяцев, с 13 лет, — вспоминает 17-летняя Лена Жеребко. — Действительно, там занимаются рукоприкладством. Например, маленьких детей — от трех до шести лет — просто хватали за волосы, могли об шкаф ударить или же просто так побить. Было и более изощренное издевательство: заставляли становиться на четвереньки, держать над собой стул. Если он немного отшатнулся влево или вправо — подзатыльник либо удар тем же стулом.

Полтора года провела в «Світанке» Аня Гончар, попавшая туда в 13 лет. Говорит, что персоналу плевать на воспитанников: «Они живут своей жизнью и ничего не опасаются. Всех детей запугивают, а чуть что не так — сразу в изолятор. Сами же развлекаются в помещении изолятора, так сказать, официального, который на втором этаже. А есть еще один, на первом этаже, о нем персонал предпочитает даже не упоминать. Отыскать этот карцер постороннему человеку вообще невозможно. Все продумано: запертая дверь, которую если и заставят отворить, ведет, казалось бы, в никуда».

Ребята говорят, там, в выложенном кафелем тамбуре, их могли держать по нескольку недель. Спать заставляли на голой плитке, без одеяла, без туалета, еду давали раз в день. Велели другим воспитанникам показательно… плевать «изолированным» в тарелки с пищей.

Читайте также: Закрывали в карцере и скрывали побои: почему на Волыни разгорелся скандал с издевательствами над детьми в приюте

— Помню, как нас с Леной Жеребко поили снотворным, чтобы мы себя спокойно вели, — продолжает Аня. — Лена как-то выкрутилась и не пила эту гадость, а я по глупости попробовала. Лена потом рассказала, что я беспробудно спала больше двух суток. Встала — в глазах темно, еле держалась на ногах…

Когда приезжали проверяющие, воспитанникам меняли полотенца, выставляли новые моющие средства и предупреждали, чтобы язык держали за зубами. Если спросят, сказать, что им здесь хорошо. Другому, дескать, все равно никто не поверит: всем известно, что у детей в таком возрасте буйная фантазия. Именно на этом сыграли в истории с Катей Букаловой.

— Биологическая мать оставила меня в роддоме и сбежала, — вспоминает 17-летняя девушка и на ее глаза наворачиваются слезы. — В «Світанок» попала в начале 2014 года. Поначалу казалось, что там все нормально, однако практически сразу случилось ЧП.

Вечером пропали Катины ботинки, о чем она сообщила дежурной. Обувь не нашлась и, протестуя против воровства, две девочки (Катя и ее подружка) отказались ложиться спать. За это юные бунтарки были избиты. В придачу воспитательница пригрозила Кате, что задушит ее подушкой и спишет на суицид. Схватила девочку за горло, наступила коленом на грудь, а потом потащила. Она несколько раз «помечала» головой воспитанницы встречавшиеся по пути предметы, приговаривая: «Пожалуешься — тебе же хуже будет, да и не поверит никто». Но Катя не выдержала и все рассказала медсестре и директору.

— В результате воспитательница уволилась по собственному желанию, но все обернули против меня, — говорит Катя. — Сказали, что я сама виновата, и отправили в изолятор.

Волонтеры привозили подарки и вещи. Уходя, оставили их в актовом зале и сказали, чтобы мы взяли кому что понравится. Однако Инна Васильевна — тогдашний заместитель, а теперь директор — категорически запретила нам прикасаться к подаркам. Сотрудники все забирали в закрытое помещение и делили между собой.

Внешне корпус ЦСПРД выглядит вполне прилично

Если кто-то пытался возмущаться — сразу в карцер. Так поступали, например, с девятилетним Русланом Зайцевым, «непослушным, слишком активным», его постоянно наказывали. Отправляли в психушку, выдавая за больного. Словом, ломали мальчика как только хотели. После очередного возвращения с такого «лечения» Руслан исчез…

Статус детей в центре требует кризисного вмешательства

Общественникам удалось вырвать Мирославу Гайтан из ЦСПРД, сейчас она дома, а скандал набирает обороты.

Региональный главк Нацполиции разместил информацию о розыске еще троих несовершеннолетних воспитанниц: Анастасии Козулиной, Дианы Спивак, Татьяны Борчук. В конце концов их разыскали. И вот новая «буря». От самих же правоохранителей: «Полиция расследует информацию об изнасиловании несовершеннолетней». О половом преступлении в отношении нее сообщила 17-летняя воспитанница детского учреждения.

Как стало известно, под подозрение попал участник движения, занимающегося поиском пропавших детей. Сам он в недалеком прошлом воспитанник дома семейного типа.

По словам координатора этого движения Александра Сопельника, ночью они обнаружили трех выпивших девочек — беглянок из скандального детского центра. Тогда приняли решение, чтобы они переночевали в доме, где проживает большая дружная семья.

«Любой вариант интимной близости с девочками был исключен: там проживают два брата нашего коллеги, сестра и жена одного из братьев, — говорит Александр. — Утром воспитанниц центра накормили и отвезли в полицию, где они пробыли до вечера. Сейчас в дом с обыском нагрянула полиция».

Читайте также: Игрушки под замком и тряпки вместо полотенец: как живут малыши в Харьковском областном доме ребенка (фото)

Сам подозреваемый уверен в том, что его подставили: «В ту ночь в доме я не ночевал, и это должно быть зафиксировано на камерах видеонаблюдения. Это провокация и месть за мою борьбу с администрацией детского центра».

— Не исключено, что целью происходящего может быть желание отвлечь внимание общественности от проблем, имеющих место в центре, — говорит известная общественница Светлана Подпалая. — Когда девочек привезли в облуправление полиции, они жаловались на физическое и психологическое насилие и просили не возвращать их в центр. Ничего в их словах не указывало на то, что произошло изнасилование. Однако после возвращения в центр одна из них подала заявление в Хмельницкое отделение полиции".

Одна из воспитанниц рассказала, как некий «омон» дядя Коля избивал ребят в ванной, а его напарник Андрей Георгиевич бил ее и заставлял при этом улыбаться. Когда после побега из центра ее нашли, работник полиции Андрей Крецул из Хмельницкого отделения в своем кабинете тянул ее за волосы к полу и кричал: «Облизывай мне обувь!»

— Мама одной из наших девочек написала заявление о том, что он избивал ее дочь, — подтверждает 16-летняя Анна Гончар. — Тогда Крецул велел привезти эту девочку в Хмельницкое отделение, избил так, что она отплевывалась кровью, заставил написать заявление на ее же маму. При этом сказал, если она этого не сделает, то он лишит мать родительских прав, а ее саму пострижет наголо. А еще сказал, что будет приезжать каждый день и мочиться на нее.

Руководство детского центра категорически отрицает факты насилия и издевательств, от комментариев отказывается, ссылаясь на распоряжение областной службы по делам детей, которая проводит внутреннее расследование. Однако, как замечает Зоя Мельник, по сегодняшний день руководство не начало служебное расследование по факту издевательств над детьми.

Тем временем волонтер, обвиненный в изнасиловании воспитанницы центра, решил прервать молчание. Лучезар Панфилов обратился к президенту Украины, народным депутатам, руководителям правоохранительных структур, СМИ. Он записал свое обращение на видео. Говорит, что чиновникам, которые по долгу службы обязаны заниматься детьми, грозило увольнение. Полицейским, замешанным в избиениях детей, и садистам-охранникам светило уголовное преследование. Тогда они, по-видимому, решили выкрутиться, обвинив его в изнасиловании.

— Я как никто другой заинтересован в прозрачности и объективном расследовании этого так называемого уголовного производства, — констатирует Панфилов. — Хочу подчеркнуть: я не держу зла на девочку, написавшую на меня заявление, поскольку понимаю, что и она жертва, инструмент в руках этой преступной группы. Можно только догадываться, какими методами сотрудники Хмельницкого отделения полиции добились от нее написания этого заявления. Учитывая, что находилась она там с четырех часов дня до трех часов ночи, без своего законного представителя, без психолога. Считаю, что вся эта ситуация — показательная расправа над группой волонтеров, которые на протяжении длительного времени расследуют чудовищные преступления в отношении детей в центрах и приютах Одесского региона.

Читайте также: Избивали и мучили детей: в Закарпатье будут судить воспитателя и медсестру детского приюта (фото)

После назначения нового главы Одесской областной администрации было сделано официальное заявление, что в коммунальном учреждении «Центр социально-психологической реабилитации детей» выявлено нарушение прав детей и условий их содержания. Отмечается, что туда направили группу психологов, которая изучила психоэмоциональное состояние воспитанников и персонала. Специалисты определили статус детей как критичный, требующий кризисного вмешательства.

Воспитанница, обвинившая Панфилова в изнасиловании, пыталась совершить самоубийство. Об этом на пресс-конференции сообщила Зоя Мельник. По ее данным, девочке вызывали скорую помощь, которая ее сразу не увезла. По мнению общественницы, связано это со стремлением администрации центра скрыть попытку суицида. Тем более что, по имеющимся сведениям, сейчас потерпевшая помещена в психиатрическую больницу. Она не исключает, что несовершеннолетняя оговорила Панфилова, к чему ее могло вынудить руководство центра.

Как сообщила «ФАКТАМ» руководитель отдела коммуникации регионального главка Нацполиции Любовь Гордиевская, правоохранители открыли два уголовных производства. Одно по факту ненадлежащего исполнения обязанностей по охране жизни и здоровья детей. В частности, проверяется информация о причастности работника Хмельницкого отделения полиции Одессы к избиению воспитанников. В полиции назначили служебное расследование, на период которого полицейского отстранили от исполнения обязанностей.

Ход расследования по фактам нарушения прав детей в одесском центре взяла под контроль Генпрокуратура. Заместитель генерального прокурора Гюндуз Мамедов (бывший прокурор Одессы и зампрокурора области) поручил прокурору региона проверить обнародованные факты.

Губернатор Одесской области поручил открыть дисциплинарные производства в отношении начальника службы по делам детей Владимира Самборского и руководителя отдела социально-правовой защиты детей Светланы Кузнецовой. На время производства она будет отстранена от исполнения служебных обязанностей.

Малиновский суд Одессы рассмотрел представление следователя и избрал меру пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста сотруднику охранного агентства «Центр». Ему вменяют статьи 28 (преступление, совершенное группой лиц) и 127 (пытки) УК Украины.

По версии следствия, в конце июля 2019 года в помещении приюта воспитанники вступили в половой контакт. Воспитатель вызвала сотрудников охранного агентства. Один из охранников приказал мальчику найти использованный презерватив. После этого заставил детей разрезать его пополам, а затем, угрожая применением электрошокера, принудил их жевать презерватив. Затем сотрудник охранного агентства приказал детям зайти в душевую комнату и начал бить их ремнем. В это время «пока что неустановленный человек поливал их холодной водой».

Читайте также: Медсестра издевалась над больными брошенными детьми: подробности ЧП в Краматорске

Руководство одесской полиции уволило инспектора ювенальной превенции Андрея Крецула, обвиняемого в причастности к избиению детей.

В ходе проверки ЦСПРД правоохранители обнаружили еще ряд фактов нарушения законодательства. Как сообщил информированный источник в прокуратуре, речь идет в частности, о пяти фиктивных сотрудниках, которым длительное время исправно начисляют и выплачивают зарплаты. Иными словами, на «мертвых душ» систематически списывали немалые бюджетные средства, коих, по словам руководителей учреждения и службы по делам детей обладминистрации, хронически не хватает «для нормального содержания воспитанников».

Как свидетельствует статистика, сегодня в стране функционирует 731 аналогичных государственных детских центров, приютов. В них находятся более 100 тысяч детей, у 92 процентов из которых есть родители. По данным международной организации Hope and Homes for Children, основная причина отказов от детей — бедность семей и сложные жизненные обстоятельства. В Украине на поддержку подобных учреждений в год выделяется 11 миллиардов гривен. Анализ структуры финансирования дает следующий результат. 15 процентов этой суммы идет на одежду и еду, остальное — коммунальные услуги и оплата труда сотрудников.

Ранее «ФАКТЫ» сообщали о ЧП в Николаевской области, где воспитатель детсада издевалась над малышами, а также о скандале из-за избиения ребенка в спецшколе Умани.

5177

Читайте нас у Facebook

РЕКЛАМА
Побачили помилку? Виділіть її та натисніть CTRL+Enter
    Введіть вашу скаргу
Наступний матеріал
Новини партнерів